Стив Джобс: червоточины «яблочной» империи

Aleana

15.02.2019 218 views

Имя Стива Джобса навсегда вошло в историю как гениального предпринимателя, инженера, ключевой фигуры в компьютерной индустрии, «отца цифровой революции». Уже в 25 лет Джобс владел $ 250 млн, но на публике неизменно появлялся в скромном одеянии, ставшем культовым: черной водолазке, потертых джинсах и кроссовках.

Справедливости ради, не все считали Джобса великим изобретателем. Порой его называли «корректором», который подмечал перспективные разработки и идеи у других компаний и доводил их до совершенства. Однако то, что он был гениальным бизнесменом и вдохновителем, не вызывало сомнений ни у кого. Не имея богатых родителей, высшего образования, крупного стартового капитала, он пошел за своей мечтой, положил все на ее реализацию. И в дальнейшем в любой момент жизни  всегда  был готов начать все заново.

Несмотря на свои выдающиеся способности, Стив Джобс имел поистине сложный характер. Его критиковали за авторитарный стиль управления, агрессивные действия по отношению к конкурентам, стремление к тотальному контролю за продукцией даже после ее реализации покупателю. После смерти выдающегося компьютерщика в 2011 году писатель Уолтер Айзексон опубликовал его биографию, которая открыла «темные факты» из жизни предводителя «яблочной» империи.

Пятна на солнце

Джобс стремился к совершенству во всем. А на совершенство нужно время. Ему даже трудно было обставить собственное жилье. Еще холостяком Стив жил в доме с одним матрацем, столом и парой стульев. И даже когда у него появилась семья, изменилось немногое. «Восемь долгих лет мы обсуждали нашу будущую мебель в теории, — рассказала жена Джобса Лоурен Пауэлл. — Например, Стив долгое время задавался вопросом, зачем нужен диван?»

«Он обладал сверхъестественной способностью определять ваше слабое место, понимать, как именно вас можно унизить», — рассказал один из друзей Джобса по работе.

Джобс отказывался признавать свою родную дочь Лизу, часто занимал на парковке места для инвалидов, кричал на подчиненных и плакал, как ребенок, если что-то не получалось. Как-то он гневно стал сигналить полицейскому, замешкавшемуся с выпиской штрафа за превышение, после чего погнал с той же скоростью.

В ресторане он мог по три раза менять не понравившееся блюдо.

А как-то в номере нью-йоркского отеля в десять часов вечера ему вдруг пришло в голову, что пианино стоит в номере не на своем месте и его надо срочно передвинуть, местная клубника никуда не годится, да и цветы не те: он требовал каллы.

И когда в полночь все его причуды наконец выполнили, а запыхавшаяся помощница принесла ему нужные цветы, он напоследок заявил, что ее костюм «отвратителен».

«Станки и автоматы на его фабрике красились и перекрашивались многократно, пока он фанатично выбирал цветовое решение, — пишет Айзексон о запуске производства компании NeXT, созданной Джобсом в конце 1980-х. — В итоге там были белоснежные, как в музее, стены, черные кожаные кресла за $ 20 тыс. и изготовленная на заказ дорогущая уникальная лестница.  Он настоял, чтобы оборудование на линии сборки iPhone длиной в 165 футов установили неестественным для сборщиков способом, но зато любым посетителям фабрики теперь было удобно наблюдать за процессом монтажа печатных плат».

И даже в конце своей жизни, находясь в больнице, он пересмотрел 67 медсестер, прежде чем выбрать трех понравившихся, которым позволил ухаживать за собой перед смертью. А когда пульмонолог попытался надеть Джобсу, находящемуся под действием сильнейшего успокоительного, маску, он ее гневно сорвал, пробормотав заплетающимся языком, что ему не нравится ее дизайн, и попросил принести пять других вариантов маски для выбора наиболее удачной.

Мастер заимствований

Стив Джобс в трактовке Айзексона — скорее не великий изобретатель и не провидец, а талантливый корректор, умевший доводить до совершенства созданное другими людьми.

Так, характерные черты компьютеров Macintosh, мышь и иконки на экране Джобс позаимствовал у инженеров Xerox PARC, когда побывал у них в гостях в 1979. Цифровые плееры появились на рынке в 1996, за пять лет до появления iPod, но, по мнению Стива, были «полным отстоем». От смартфонов, продававшихся еще в 1990-х, «тошнило так же, как от плееров» — iPhone был представлен в 2007.

Идея iPad и вовсе принадлежала инженеру из Microsoft, жена которого была дружна с Джобсами. «Этот парень просто достал меня, — рассказывал Стив супруге. — Он говорил, что Microsoft собирается изменить мир, уничтожив ноутбуки своими планшетами, и Apple просто обязана получить лицензию на программное обеспечение Microsoft. Но они все делали неправильно. Их устройства были со стилусом, что смерти подобно. И когда этот человек из Microsoft, с которым я был вынужден постоянно пересекаться в кругу общения, завел этот разговор, наверное, уже в 20-й раз, я так разозлился, что, вернувшись домой, решил: «Да пошли они все! Я покажу им, каким должен быть настоящий планшет».

Битва гигантов

Сам Джобс не любил выступать источником чужого вдохновения. Айзаксон вспоминает, что в худшем расположении духа он видел Джобса в тот день, когда начались продажи телефонов на базе Android с сенсорным экраном. Джобс посчитал их копией iPhone и подал в суд на разработчика операционной системы — Google. По словам главы Apple, первоначальный черновик иска Стива, переданный им в юридический отдел компании в конце рабочего дня, выглядел так: «Чертов Google, ты все своровал у iPhone. До последнего вздоха, до последнего пенни из $ 40 млрд. на счетах Apple я буду бороться за то, чтобы вы понесли наказание. Я начну ядерную войну, если надо. Я уничтожу Android, потому вы, черти, украли его...»

Похожим образом Джобс отреагировал на Windows в 1980-х. В операционной системе был использован тот же графический интерфейс пользователя, что и у Macintosh. Разъяренный Джобс вызвал Билла Гейтса из Сиэтла в Силиконовую долину, и вот как описывает их общение Айзексон: «Они встретились в конференц-зале, где присутствовало еще с десяток сотрудников Apple, желавших посмотреть, как босс атакует Гейтса. Джобс не разочаровал свое войско. «Вы нас обворовываете! — кричал он. — Я вам доверял, а теперь вы у нас воруете!» Гейтс спокойно взглянул на Джобса — все прекрасно знали, откуда на самом деле взялся интерфейс: «Что же, Стив, думаю, на происходящее можно посмотреть иначе. Ситуация, скорее, такая — у нас с тобой был богатый сосед по имени Xerox, и когда я залез к нему в дом, чтобы украсть телевизор, обнаружил, что ты — уже украл его!».