Ирина Сопонару: по ту сторону юмора

Анна БЕЗРУКОВА

07.06.2019 40 views

Всегда улыбчивая Ирина Сопонару буквально излучает жизненную энергию. Кажется, в этой девушке живут миллионы идей, которые не позволяют останавливаться ни на минуту. Актриса театра импровизаций «Черный квадрат», участница юмористических проектов студии «Квартал - 95»: «Женский Квартал» и «Лига Смеха» на 1+1, «Одного разу під Полтавою» и «Країна У» на ТЕТ — она успевает все и сразу. При этом не боится менять свою жизнь и прислушиваться к своим желаниям. Однажды оставив политологию и выбрав сцену, она рискнула и не прогадала. Мы поговорили с Ириной Сопонару о ее пути на главные проекты страны и об особенностях женского юмора, о ролях мечты и съемках в смелых фотосессиях, об отношениях на расстоянии и идеальных сырниках.

 

Арт-справка

Родилась Ирина Сопонару 22 октября 1986 года в Черновцах в семье предпринимателей. Сегодня живет в Киеве.

В детстве ее называли Исум Босик — это азиатский Мальчик-спальчик.

Окончила факультет истории, политологии и международных отношений Черновицкого национального университета имени Юрия Федьковича.

Возлюбленный Ирины — британский диджей Джеймс Тристан. Молодые люди познакомились в ночном клубе в Таиланде.

Играла в массовке в фильме «Тіні незабутих предків» в Черновцах, где режиссер Любомир Левицкий посоветовал ей поступить в студию актерского мастерства театра «Черный квадрат».

От политологии
до сцены КВН

Почему после окончания школы выбор пал на политологию? Как оказались на сцене?

Быть актрисой я мечтала еще со школы — хотела учиться в Киеве. Но родители настояли на том, чтобы я стала политологом. Ведь это динамическая наука, в которой можно развиваться, всегда держа руку на пульсе. Мне было 16 лет, я прислушалась к мнению папы с мамой и поступила в Черновицкий национальный университет имени Юрия Федьковича. Особого интереса учеба не вызывала: понимала, что по профессии работать не буду, но университет не бросила. Несмотря на нелюбовь к политологии, думаю, если бы я работала в этой сфере, была бы хорошим специалистом, потому что у меня комплекс отличницы. А на сцене оказалась благодаря театральной студии «Черный квадрат», куда в 25 лет пришла по зову сердца. Хотя и до этого играла в университетской команде КВН. Это единст­венное, что мне нравилось в студенческой жизни. Но я никогда не винила родителей за то, что после школы они выбрали за меня мою будущую профессию. Сегодня я очень счастлива, и во многом это заслуга мамы с папой. Ведь именно они развивали меня, привили жизненные ценности, любовь к книгам. Я выросла уверенной и самостоятельной. Отдельное и большое спасибо папе за чувство юмора, которое он мне передал по наследству.

Первые выступления давались тяжело или всегда гармонично чувствовали себя перед публикой?

Нет, не тяжело. Я еще с садика выступала на всех мероприятиях, была активной и легко вживалась в нужные образы. Можно сказать, с детства была хедлайнером. (Улыбается.) Думаю, тяжело дается только то, что не по душе. А со сценой у нас взаимная любовь с первого взгляда.

Какие изменения произошли в украинском юморе за последние десять лет?

Чтобы на этот вопрос ответить максимально точно, нужно проанализировать каждый год. Могу сказать, что кардинальных изменений нет, ведь комики шутят о том, что очень близко и знакомо людям. Разве наши человеческие проблемы изменились глобально? Нет. Но юмор точно стал более смелым. Например, мы легко шутим о сексе.

Эта сфера в Украине традиционно остается мужской? Приходилось ли перебарывать какие-­то стереотипы?

Я сталкивалась с гендерной дискриминацией, но очень странно в наше время утверждать, что сфера юмора остается мужской. Главное — не пол и не возраст, а таланты, креативность мышления и целеустремленность. Еще в студенческие годы, когда я играла в КВН, было много девочек-участниц. Создавались даже целые команды, в которых выступали только девушки.

Есть ли специфика у женского юмора?

Я сейчас вспомнила песню: «Это «Женский Квартал»! Богини здесь смеются над собой. Это «Женский Квартал»! Здесь нету шуток с длинной бородой». В этих строчках и есть ответ. Мы, девочки, умеем смеяться над нашими настоящими странностями, страхами, проблемами и капризами. А мужчины только догадываются, о чем на самом деле думают женщины. У мужчин есть одна привилегия: они могут очень жестко шутить. Женщины же всегда хотят оставаться нежными и милыми.

От рабочих вечеринок до откровенных фотосессий

Чем отличается работа на разных площадках: «Женский Квартал», «Лига Смеха», «Одного разу під Полтавою»…?

Работа в этих проектах очень отличается. В «Лиге Смеха» я веду себя так, как в жизни, мне не нужно играть. События происходят здесь и сейчас — это сумасшедший всплеск адреналина и невероятные эмоции. На площадке «Одного разу під Полтавою» царит особенная атмосфера. Мы много времени проводим со съемочной группой, уже давно стали одной семьей. Конечный результат съемки мы видим уже в эфире телеканала, и он всегда отличается от того, что пытаешься представить. А «Женский Квартал» — это вообще другой мир. Раньше я работала преимущественно в мужских коллективах, но мечтала попасть в женский. Потому что девочки есть девочки. Я очарована командой «Женского Квартала». У нас всегда красиво и по-своему нежно. Наши репетиции превращаются в вечеринки. Это новый опыт, яркие эмоции и классные подружки.

Легко ли переключаетесь между ролями?

Очень легко. Это происходит естественно. Актер же не идет в сценарном образе домой. Так не должно быть, могут возникнуть нехорошие последствия.

Существуют ли для вас табу в юморе?

Конечно. Но конкретного списка у меня нет. Просто иногда, читая сценарий, понимаю, что о чем-то шутить не хочу.

Какие возможности дарит игра в «Черном квадрате»? Это же совершенно другой опыт.

Это игровой опыт. В любой работе, чтобы стать хорошим профессионалом, нужна не теория, а практика. В «Черном квадрате» это понимают. Это студия, в которой готовят настоящих творческих бойцов, готовых к любой роли. Здесь не гладят по головке за каждое успешно пройденное задание, а раскрывают потенциал учеников, в буквальном смысле заставляют их поверить в себя и забыть, что такое скованность.

Драматичные и комедийные роли — что вам ближе? Каковы их особенности?

Я снимаюсь в юмористических проектах, поэтому комедийные роли ближе, мне в таких образах комфортно. Но небольшие драматические нотки в них иногда присутствуют. В будущем хотела бы попробовать себя в разных амплуа. Это естественное желание любого актера. Больше всего мечтаю сняться в слэшере. Это один из поджанров фильмов ужасов, где всех убивают, но кто-то один на рассвете остается в живых. Вот я бы хотела остаться одной из тех, кто дожил до восхода солнца.

Съемки для мужского глянца — интересный эксперимент? Легко ли пробуете что-то новое и соглашаетесь на авантюры?

— Не могу назвать себя авантюристкой по жизни, но в пикантной фотосессии всегда мечтала сняться. Было приятно, что редакция известного глянцевого издания для мужчин выбрала и пригласила меня. Мне понравилось, совсем не было страшно, ведь я уверенная в себе девушка. Волновалась только о реакции папы — долго не могла набраться храбрости, чтобы рассказать о съемке. Потом вовсе решила не говорить, надеясь, что он не увидит журнал. Но «добрые люди» показали ему номер со мной. Отреагировал папа болезненно, но со временем смирился. А я с удовольствием еще раз поучаствовала бы в подобном проекте. Ведь когда, если не сейчас, пока я молодая и красивая. К тому же моему любимому человеку было приятно, что его девушка украсила обложку известного мужского журнала.

От борьбы с унынием
до абсолютного счастья

Отношения на расстоянии — это приятный бонус или тяжелое испытание?

С одной стороны, каждая наша встреча как медовый месяц. С другой — мы очень скучаем друг по другу. Но в отношениях мы с Джеймсом замечаем только положительные моменты.

Возникают ли у вас с Джеймсом «трудности перевода»? Каковы особенности интернациональных отношений?

Нет, во взглядах на жизнь у нас полная гармония. Мы очень активно проводим время, когда видимся. И борщ украинский Джеймс очень любит. Да и разве для настоящей любви существуют трудности или преграды?

Если бы были вынуждены переехать в другую страну, как думаете, чем могли бы там заняться?

Это сложно предугадать. Пока человек не попадет в подобную ситуацию, он всерьез не задумывается над своими желаниями и реальными возможностями.

У вас есть жизненное кредо?

Не вешать нос. Но иногда я об этом забываю и начинаю погружаться в легкое уныние. На меня даже плохая погода действует соответственно. Но стараюсь помнить, что мир прекрасен и временные трудности не должны мешать наслаждаться жизнью. Хотя и не считаю свою чувствительность недостатком. Ведь каждому человеку время от времени нужны минутка покоя и перезагрузка.

Опишите свой идеальный отдых. Каковы его составляющие?

Обожаю путешествия и книги. Но не всегда есть возможность улететь к морю, а особенность моей работы в том, что я постоянно отдаю людям свои эмоции и энергию, запасы которых как-то нужно восполнять. Поэтому, когда между съемками появляется свободный день, мне хочется остаться наедине с собой и восстановить внутреннюю гармонию. Да, я могу встретиться с подружками, но из-за усталости не стану для них хорошим собеседником. Мне нужен только один день, а потом — с новыми силами в работу и встречи. В день такого релакса я могу сама сходить в кинотеатр. Но чаще всего просто остаюсь дома. Делаю себе вкусный завтрак, беру кофе и возвращаюсь под теплое одеяло. Кстати, мое любимое утреннее блюдо — сырники. И я их готовлю невероятно вкусно. У меня к сырникам особые требования. (Улыбается.) Своеобразной медитацией для меня является спорт, а именно бег. Если же нужно быстро снять стресс, убираю дома. Меня это очень успокаивает.

Как выглядит счастье Ирины Сопонару?

Счастье — это не перманентное состояние. Иногда для него нужны глобальные события в жизни, а иногда радуют простые и даже банальные моменты. Я счастлива, когда близкие люди рядом, когда я делаю то, что люблю. Счастье — это видеть океан. И кофе в постель — это тоже счастье.