Дарья Петрожицкая: «Моя главная мечта – быть счастливой»

Анна ПАНАХНО

21.12.2019 346 просмотров

 

Со 2 декабря на «1+1» выходит 16­-серийная лирическая комедия «Папик» (производство — студия «Квартал 95», режиссер — Андрей Яковлев). В центре этой трогательной истории — забавный случай, который однажды свел одинокого бедного пожилого мужчину с целеустремленной охотницей на папиков. А все из­за того, что некогда популярный, а ныне позабытый всеми актер изрядно перебрал с алкоголем, а девушка приняла его за успешного миллионера. Главные роли исполняют Станислав Боклан и Дарья Петрожицкая, которые попали в сериал без проб. Дарья узнала о том, что утверждена на роль… во время случайного разговора с гримером. И только через пару дней актрисе официально сообщили, что она приглашена в проект.

На экране Дарья — самоуверенная соблазнительница, для которой развести на деньги незнакомца проще простого. А в жизни — молодая талантливая актриса театра и кино. О том, что объединяет ее с героиней сериала, об актерской династии и желании поучаствовать в вокальном талант-шоу  — в эксклюзивном интервью «Арт-Мозаике».

Арт-справка

Дарья Петрожицкая — украинская актриса театра и кино.

Окончила Киевский национальный университет театра, кино и телевидения им. Карпенко­Карого.

Играет в киевском ТЮЗ на Липках с 2012 года, в театре Есиных («Equus», «Щелкунчик: война и мир»).

Самые яркие роли в кино: «Женский доктор — 3» (Вера), «Заряженные» (Катя), «Папик» (Лиза).

Бэк­вокалистка группы «Дичка», которая создает микс из импровизации в аутентичной украинской манере, сложных фортепианных рифов, мелодий народов мира, ритмов панка и джаза, грува, психоделик­рока, хип­хопа, фанка и ска.

Маленькие радости театральной династии

Даша, ваша героиня Лиза в сериале «Папик» признается, что начинала с самых низов. А в какой семье вы росли? Вы избалованный ребенок?

— Не могу сказать, что мы жили бедно, но папа был очень экономный. Он с умом, логическим расчетом пытался решить любой вопрос, поэтому я всегда понимала цену деньгам. Помню случай, когда папа купил музыкальный центр. Это была невероятная радость. Не каждый день мы могли позволить себе такую покупку. Поэтому даже сейчас, когда появляются деньги, я не спешу сразу потратить их. Эта экономность у меня от него. Мне не хочется всего и сразу. Я скорее предпочту маленькие радости одному огромному восторгу.

Когда поняли, что хотите стать актрисой?

— Я из актерской семьи. Актриса в третьем поколении. Мама-балерина (и по совместительству актриса) попала в Чернигов случайно. Приехала туда из Житомира с моей бабушкой, которая тоже, к слову, актриса. Обе хотели попробоваться в филармонию. И вот так случилось, что, проходя мимо Черниговского театра, они решили и туда зайти на пробы. А директор театра взял да и влюбился в мою бабушку и пригласил ее вместе с моей мамой на работу. Так они и остались в Чернигове. Дедушка по папиной линии был режиссером, а бабушка, хоть и с образованием биолога, тоже актриса. Они из Симферополя. Папа тоже стал актером и после окончания театрального института имени Карпенко-Карого переехал в Чернигов. Спустя короткое время мама познакомилась с папой, а потом родилась я. (Улыбается.) Кстати, папа — заслуженный артист Украины.

То есть выбор профессии был для вас предрешен?

— В общем-то да, но я поначалу не хотела поступать в театральный. У меня же были наглядные примеры, как все непросто иногда складывается в актерской профессии. Хотя я всегда была активисткой, обожала петь и танцевать. В подростковом возрасте мечтала о карьере, как у Бритни Спирс. (Смеется.) Начала играть на сцене Черниговского театра в четыре года. Моя первая роль — маленький ангел. Потом переиграла, наверное, всех возможных детских персонажей в спектаклях. Поэтому когда стал вопрос о поступлении, выбора особенного не было. Правда, несмотря на династию, замолвить за меня словечко было уже некому. Папы и дедушки, которые оканчивали в свое время театральный институт, не было в живых. Но в конце второго курса случайно узнала, что мой мастер — Олег Никитич Шаварский — учился с моим дедушкой в одной группе. Они дружили. Для меня это был шок. Даже боялась, что, сама того не ведая, поступила по знакомству. (Улыбается.) Но сейчас  понимаю, что выбор сделала правильный. Актерство — именно та профессия, которой мне хочется заниматься.

Не боитесь, что после выхода сериала будете ассоциироваться исключительно с такими охотницами на богатых папиков?

— Если зрители так будут делать, восприму это как комплимент. (Улыбается.) Значит, у меня все-таки получилось сыграть девушку, которой могут реально поверить, что она охотница в настоящей жизни. Конечно, очень переживаю за эту роль. Хотелось бы, чтобы зрители восприняли Лизу правильно. Увидели в ней не только внешние, но и внутренние изменения после знакомства с дедом. Она изначально не такая, какой хочет казаться. Моя героиня надела на себя маску хищницы неспроста. Ей действительно в ней комфортно, она не играет эту роль через силу. В какой-то момент Лиза решила, что пойдет именно таким путем и в ее жизни будет все самое лучшее. Чтобы и она, и ее будущие дети ни в чем не нуждались.

Как готовились к роли? Пытались понять, что движет такими соблазнительницами?

— Перед началом съемочного процесса получила от Андрея Яковлева задание — понаблюдать за такими девушками. Старалась встретить их в реальной жизни. Помню, ходила в тренажерный зал, но почему-то в моем районном спортклубе таких охотниц не было. Потом решила пойти на йогу, но там вообще оказались одни бабушки. (Смеется.) В итоге  наблюдала за жизнью таких соблазнительниц на YouTube. 

Это ваша первая большая роль в кино?

— Главная роль — да, но до этого я уже снималась. Например, в третьем сезоне сериала «Женский доктор», где играла интерна Веру Крылову, очень стервозную девушку. Это, кстати, был первый раз, когда мне пришлось перевоплощаться в такую злюку. Признаюсь, было сложно. Когда, находясь в образе, говорила какие-то страшные и неприятные вещи партнерам, после команды «стоп» все время просила у них прощения. (Смеется.) Еще играла в проекте «Заряженные», была активисткой Катей с псевдонимом Кипиш, борцом за все меньшинства, которые только могут существовать. Как и я, Катя любит спасать всех вокруг, даже если людям и вовсе не требуется ее помощь. И еще целый список небольших и эпизодических ролей.

Недосказанные разговоры

Продолжите фразу: «Любимая тема для обсуждения в компании моих друзей…»

— Наверное, парни. (Смеется.) Мы действительно очень часто обсуждаем парней в нашей компании. Например, кто кому понравился. Хотя мы так много всего обсуждаем, что эту цепочку мыслей иногда очень сложно уловить.

Когда последний раз мужчины пытались с вами познакомиться?

— На самом деле это не часто со мной происходит. Но вот недавно, когда я обедала в центре Киева, на одном из фуд-кортов, ко мне подошел парень. Все бы ничего, но он старался так громко разговаривать, что привлекал внимание всех вокруг. Наверное, потому что увидел, что я в наушниках, и хотел перекричать музыку. Естественно, я сразу сняла наушники и спросила: «Мужчина, а чего вы, собственно, кричите?» Но он все равно продолжил говорить на повышенных тонах. Спрашивал, мол, как меня зовут, есть ли у меня парень. Конечно, эта напористость сразу оттолкнула.

Вы живете вместе с младшей сестрой. Она тоже актриса?

— Нет, Настя — визуальный мерчендайзер в магазине одежды, по сути, тоже творческая личность. Она также хотела поступить в театральный, но не получилось. Настя младше меня на два с половиной года, хотя иногда кажется, что старшая сестра — именно она. Сейчас для меня это самый-самый близкий человек. В детстве мы не особенно дружили, хоть и жили в одной комнате. Но как только расстались (когда я переехала из Чернигова на учебу в Киев), у нас проснулась невероятная любовь друг к другу. Поэтому я очень благодарна родителям за сестру. Кстати, с нами еще живет наш лучший друг — Паша Кружнов. И вот он — актер. Такая мы творческая троица, настоящая семья.

Из­за чего чаще всего ссоритесь с родными?

— Назовем это недопониманием. Хотя, по сути, наша семья практически не ссорится. Я не конфликтный человек. Стараюсь вообще не обижаться. Ни на что. Раньше была очень обидчивой, но потом поняла, что в этом нет смысла. Нужно не стесняться разговаривать друг с другом.

Если бы у вас была возможность вернуться в прошлое, что бы вы поменяли в своей жизни?

— Я бы хотела поговорить с одним человеком. С папой перед его смертью. Мы с ним не поругались, нет, но какой-то осадок, как будто я что-то недосказала ему, остался… Это очень неожиданно произошло. Инсульт… Были новогодние праздники, а папа чуть приболел. Правда, он быстро вылечился, врачи даже сказали, что он здоров как бык. А уже 7 января все случилось. Ему было всего 43 года, очень молодой. Эта трагедия действительно сильно изменила жизнь нашей семьи.

Как думаете, отец гордился бы вами сегодня? Хотел бы, чтобы вы пошли по его стопам?

— Думаю, хотел бы. Я много раз проецировала эту ситуацию. Но, думаю, он не только гордился бы мной, но и достаточно критиковал. Ведь для него самого, по рассказам мамы, именно профессия была на первом месте, а не семья. Я же была маленькая, не замечала этого. А мама говорила, что, если папа что-то репетировал, все остальное отходило на второй план. Думаю, если бы он был жив, мы точно обсуждали бы с ним мои роли. И я верю, что он, как и другие мои родственники, наблюдает свыше за нами. И, надеюсь, все-таки радуется нашим достижениям.

Эмоции не по сценарию

Какая ваша главная мечта?

— Я просто хочу быть счастливой. На данный момент больше всего ощущения счастья мне приносит работа. Но думаю, когда у меня появится своя семья, она тоже будет меня «счастливить». Конкретные цели с заветными мечтами для себя не устанавливаю. Если что-то идет не по намеченному плану, очень расстраиваюсь. Поэтому нужно просто идти вперед, не останавливаться, а цели подтянутся сами собой.

В сериале в одной из сцен вы поете. В жизни тоже пробуете развиваться в этом направлении?

— Я пою с рождения. Сейчас в группе «Дичка». Это не очень известная группа, но существует достаточно давно. Фронт­мен — Митя Бугайчук, а я и еще две девушки (кстати, нас всех зовут Дашами) поем на бэк-вокале. Хотя это больше похоже не на пение, а на крики, писки и ор. Поэтому сложно сказать, что я там пою. Я там отрываюсь. (Смеется.) В основном мы выступаем на фестивалях или на концертах уличной музыки.

Хотели бы развивать карьеру певицы параллельно с актерской игрой?

— Честно? Хотелось бы. Но я не пишу музыку и тексты. Я исполнительница.  По сюжету моя героиня проходит кастинг на проект «Пой». Андрей (Режиссер Андрей Яковлев.Прим. ред.) знал, что я пою, и решил использовать эту деталь в нашей истории. Когда он рассказал мне об этом, я почувствовала себя настоящей голливуд­ской звездой. Ведь благодаря моему таланту у моей героини появилась эта сюжетная линия. Это невероятно! Более того, в сериале я даже буду петь песню, именно ту, которую люблю и часто пою, — «Голубку» Vivienne Mort.

А не было желания реально попробовать свои силы в вокальном талант­-шоу?

— Было. Я даже проходила первые туры кастинга, но до слепых прослушиваний, увы, не дошла. Это было несколько лет назад, тогда я еще немного стеснялась петь на людях. (Улыбается.) Можете представить мой восторг и трепет во время съемок сцены, в которой моя героиня участвует в слепых прослушиваниях «Пой». У нас были похожие декорации, такие же красные кресла, тоже звездные судьи (кто именно, не скажу, пусть останется интригой). В тот съемочный день я поняла, что моя мечта таки сбылась. Хоть и не совсем по-настоящему, но все же. Я стала участницей этого проекта. Сейчас думаю о том, что, может, и в реальной жизни снова испытаю судьбу. Надо же мне все-таки пережить эти эмоции не по сценарию.