Валерий Харчишин: «Жив и продолжаю мечтать»

Наталья ХИЦКАЯ

12.03.2019 151 views

Талантливый и харизматичный фронтмен группы «Друга ріка» Валерий Харчишин теперь доступен поклонникам по четкому расписанию. Причем не концертному, а киношному: в украинский прокат вышла комедия о приключениях троих друзей­одноклассников, в которой артист сыграл одну из главных ролей. Насколько пестрили впечатлениями похождения Валерия не только в кадре, но и за ним, об украинском кинематографе и музыкальных тенденциях, а также о семейном уединении в лесу и способах самоорганизации — в эксклюзивном интервью для «Арт­-Мозаики».

Арт-справка

Валерий Харчишин родился в городке Любар Житомирской области.

По окончании музыкальной школы поступил в Житомирское училище культуры и искусств им. И. Огиенко (отделение духовых инструментов). Позже начал выступать в составе ансамбля песни и пляски «Ленок», затем пел в «Казацком хоре». А в 1994 году занял должность директора известного хорового коллектива «Орея». С ним активно гастролировал по Европе.

В 1995 году появилась группа Second River, основателями которой стали сам Валерий и еще два друга — Виктор Скуратовский и Александр Барановский. Через год музыканты поменяли  название на «Друга ріка», с которым обрели известность и популярность.

Валерий женат. Воспитывает троих сыновей.

Мастер-ломастер из глухой деревни

Валерий, в детстве вашими героями были Тимур и его команда. Кого бы вы могли назвать «тимуровцем» для себя сейчас?

— Наглядным примером послужит недавний случай, который произошел в Одессе. Я, конечно, уважаю местный юмор и все такое, но водители из одесситов ужасные: ездят очень громко, повороты не всегда включают... И вот еду я за женщиной, как вдруг она резко останавливается. Было желание ей по-одесски посигналить, но потом смотрю — она выходит из машины, переводит бабушку через дорогу, затем садится в машину и уезжает. Вот такие поступки мне нравятся. Такой человек для меня герой.

Однажды вы прилетели к возлюбленной в Америку на свой день рождения. На какие еще романтические поступки способен Валерий Харчишин?

— Если бы я на ее день рождения полетел, это был бы поступок! (Смеется.) А так мне было скучно самому дома, и я подумал, что она в Штатах, а я тут… Наверное, я не способен на геройские поступки.

Насколько известно, свое семейное гнездо вы свили вне города, вдали от соседей. Это последствия публичности и внимания к вашей персоне?

— Нет, это последствие провинциальности. Я же вырос в маленьком городке, в частном доме. Наверное, с возрастом тяга к жизни в мегаполисе у меня прошла, и я вернулся туда, откуда вышел. Но мне очень нравится там, за исключением того, что, когда засиживаюсь на одном месте больше двух дней, потом не могу вылезти из своей берлоги. Еще была смешная история у моего сына в школе. Учительница говорит ему: «Ты чего кричишь? В лесу живешь, что ли?» И ребенок говорит, что да. (Смеется.)

Вы участвовали в строительно­ремонтных работах? И если нужно что­то починить в доме, вы делаете это сами или вызываете специалистов?

— Вы знаете, я, наверное, самый худший ремонтный работник. Но это абсолютно нормально, потому что нормальных мастеров не бывает. Когда я знакомлюсь с человеком, который оказывается строителем, то сразу говорю ему, что я его ненавижу. Причина такой нелюбви кроется в том, что раз строитель делает мне за мои же деньги плохо, то зачем мне за это платить? Плохо я могу сделать и сам. Вот я и сделал себе деревянную стену, деревянную арку, стол. Научился заделывать трещины! Правда, плохо получается, но это гораздо лучше, чем было.

Путешествие за кофе

У вас трое сыновей. Если оглядеться на ваш опыт воспитания, какие советы отцам мальчиков вы бы дали? Что нужно прививать в первую очередь современному маленькому мужчине?

— Во-первых, его нужно любить. Это самое главное в воспитании. Нужно не просто говорить (хотя это тоже важно), а проявлять любовь. Во-вторых, нужно пытаться вырастить его джентльменом и пытаться объяснить ему, что он сильный, он должен везде уступать женщинам.

Чему вас научили ваши дети?

— Они научили меня приходить домой вовремя, скучать по дому, любить кошек. Считаю, мои дети делают меня лучше. К слову, во многом они меня уже превзошли. Один лучше меня знает английский язык, другой — разбирается в палеонтологии, третий — в архитектуре. Но ни один пока что не разбирается лучше меня в музыке. (Улыбается.)

Есть ли у вас традиционное семейное занятие?

— Наверное, это путешествие. Так как я не могу себе позволить отдыхать две недели, мы стараемся устраивать короткие вылазки — по три-четыре дня. Иногда мы смотрим вместе кино или просто гуляем в лесу. В выходные стараемся собираться на совместные завт­раки, обеды и ужины. Ваня угощает нас кофе, который научился делать: нужно просто налить воды в кофемашину и нажать кнопку, но ему это нравится. Он меня так каждое утро будит, а если он этого не сделает, то в школу не поедет, а пойдет пешком! (Смеется.)

Ведомый сердцем

Вы человек­экспромт или предпочитаете все планировать?

— С меня плохой тайм-менеджер. Я иногда прошу свою жену, чтобы она этим занималась, поэтому у меня до сих пор в жизни кое-что получается. (Улыбается.) Если бы ее не было или она была такая, как я, мы бежали бы в разные стороны. Но в этом есть плюсы: когда я планирую все спонтанно, у нас все получается!

Если говорить о планах: в марте вы дадите большой концерт в Киеве. Каждое шоу для вас — это очередной выход на сцену или всякий раз что­то особенное?

— Этот будет особенный для нас концерт. Это не обычное выступление, посмотреть  которое придут случайные люди, — будут все наши. А что еще нужно музыканту? Чтобы пришли его единомышленники и вместе спели его песни. Нам очень часто писали, что мы незаслуженно забыли некоторые хиты, поэтому мы немного откорректируем программу и исполним те композиции, которые все любят. Концерт точно не получится коротким. Также не обойдется без нескольких сюрпризов. Поэтому поверьте мне на слово: вам стоит прийти!

С каждым годом собирать стадионы становится легче или сложнее?

— Если стадион бесплатный, то легче! (Смеется.) Как-то поймал себя на мысли, что люди перестали ходить на бесплатные концерты — по типу Дня города. Но каково было удивление, когда мы приехали в Ивано-Франковск и нас на площади встречало тысяч тридцать (если не больше!) людей. Это было невероятно! Практически стадион!

Как изменились требования к музыке и шоу за последнее время?

— Мы не живем по требованиям — мы делаем то, что можем, что хотим и, главное, что получается. Важно вовремя отключить мозг и писать сердцем, а не согласно каким-то стереотипам или требованиям. Когда создавали альбом «Пирамида», мы абсолютно не подстраивались и не следовали каким-то законам, но это не помешало альбому стать любимым нами и нашими поклонниками. К слову, я был сильно удивлен, что песни, на которые мы не ставили, — «Секрет», «Ангел», «Монстр», стали популярными. Наверное, так нужно поступать и молодым: не слушать экспертов, а слушать сердце.

Как изменились с возрастом ваши требования к себе?

— Они, собственно, остались прежними. Я не выхожу на сцену в неадекватном состоянии, стараюсь отдохнуть (насколько это возможно) перед концертом. В последнее время стараюсь (и у меня даже получается) не ошибаться. Я никогда не работаю вполсилы; если работаю — то как в последний раз. И неважно, это корпоратив или концерт.

Если вы бы посвящали песню какой­то черте характера или части тела своей жены, о чем была бы эта композиция?

— Она мне помогает организоваться. Это то, чего мне не хватает в жизни. Поэтому я непременно написал бы гимн ее интеллекту и организованности. Я бы написал песню о ее улыбке и глазах.

К чему обязывает публичность? И что она давала вам взамен?

— Это неудобно, потому что ты не можешь спокойно ходить в магазин. И не в тот, где делаешь покупки каждый день, — люди там уже научены и привыкли — а когда ты заходишь в новое место. Приходится останавливаться и либо отказывать людям сфотографироваться (за чем следуют обидные взгляды), или нехотя соглашаться, что, собственно, потом видно на фото. Но в то же время публичность и людская любовь — это пожизненный дисконт: тебе дают какие-то скидки, за что всем большое спасибо!

Приключения одноклассников, или Вспомнить молодость

31 января в прокат вышел фильм, где вы сыграли главную роль, — «Встреча одноклассников». Что осталось за кадром? Какие-­то веселые съемочные моменты случались?

— Все, что было смешным, попало в кадр. На самом деле я очень жалею, что не вошла самая смешная сцена, которая связана со мной. Ее хотели трижды переснимать, но в итоге решили отказаться вовсе — посчитали слишком пошлой. Я играл пьяного, который завалился в гостиничный номер с друзьями. Там лежала девушка одного из них, и мой герой как-то случайно упал, уснул и проснулся на ягодицах этой девушки! Спутав ее с какой-то своей возлюбленной, он начинает ее целовать (собственно, туда, где лежал), приговаривая: «Маша, я тебя люблю». В этот момент заходят мои друзья, и выясняется, что Маша-то не моя! Было еще куча интересных моментов, но тот, который я вам рассказал, самый пристойный. (Улыбается.)

А что за случай с мусоркой?

— Сначала я обрадовался, когда мне привезли тележку из супермаркета: подумал, покатаюсь себе в этой тележке, да и все. Даже фотосессию в ней сделал! А потом на съемочную площадку привезли мусорку и засунули меня в нее. Это было очень легко, а вот выбраться оказалось сложнее. Где-то полчаса меня доставали из нее четверо человек, потому что я застрял пятой точкой в ней.

Расскажите какую-­то школьную историю, в которой вы как раз с одноклассниками отличились?

— Я был тихоней в школе. Но, как говорится, в тихом омуте черти водятся. Так вот это про меня! Как-то я хотел выразить свои чувства к однокласснице и решил сделать это записью в ее тетрадке. Только вместо «я тебя люблю» написал нецензурное слово. И в этот момент учитель физики собрал тетрадки. Когда он прочел это, его лицо сначала покраснело, потом побледнело… Он начал орать, что сейчас приедет милиция, сверит почерк присутствующих и виновного заберут в детскую комнату милиции. В общем, это был первый и последний раз, когда моих родителей вызывали  в школу.

Это уже не первый ваш актерский опыт. Есть ли роль, которую вы бы хотели сыграть? Куда ведут вас творческие амбиции?

— Если я уже сыграл в историческом кино, сыграл в комедии, то логично было бы исполнить роль в какой-то драме. И мы уже готовимся к этому.

Как вы в принципе относитесь к украинскому кино?

— Нужно радоваться, что украинское кино вышло из такой затяжной стагнации. Сейчас мы видим этот киношный бум и коммерческий успех уже нескольких фильмов. Да, это в основном комедии, но Америка с этого начинала. Потом уже украинский зритель созреет и будет ходить и на украинскую драму, и на исторические фильмы. Сейчас логично, что, пока люди живут в депрессии, им хочется получать какие-то позитивные эмоции.

Насколько считаете его конкурентоспособным?

— Украинское кино набирает обороты. И если сравнивать с ближним зарубежьем, то его можно считать конкурентоспособным. Мне не нравится, когда практически «казнят» украинские фильмы один за другим. Наоборот, нужно поддерживать отечественное кино — хотя бы просто купить билет и прийти посмотреть. А уже потом формировать свой отзыв. Потому что многие пишут гневные комментарии, даже не посмотрев фильм, о котором идет речь.

Как-­то вы признались, что, если нужно, запросто можете заплакать в кадре. А в жизни вы позволяете себе пустить слезу или это как­то не по­-мужски?

— Может, это и не по-мужски, но это по-человечески. Люди, которые могут плакать, они все еще живут и что-то чувствуют. Когда это состояние отсутствует, тогда ты потихонечку умираешь. Мне нелегко и в жизни, и в кино это сделать. Конечно же, я не плачу на каждом шагу, как пенсионеры, когда видят своих внуков, но если меня что-то трогает, я не сдерживаю слез, конечно же, могу спрятаться, чтобы этого никто не видел.

Вы нередко засыпаете на фильмах в кино. А какие из кинокартин все же покорили вас и, возможно, даже заставили по­-другому посмотреть на свою жизнь?

— Я рад, что вы читаете мои интервью! (Улыбается.) Из последнего — «Одноклассники»! Простите, что я так часто упоминаю это кино, но действительно, такой фильм, на котором три раза был, постоянно смеялся и ни разу не уснул. Недавно посмотрел «Звезда родилась» с моим любимым Брэдли Купером и Леди Гагой в главных ролях.

Какие периоды своей жизни вы считаете переломными?

— Их было несколько. Один из  тех, который я еще помню, — 2007 год, когда я попал в ДТП. До этого был момент, 2004 год, — моя борьба за любовь. Как правило, эти уроки Вселенная тебе преподносит, когда ты слишком хорошо или монотонно живешь. Эти «сюрпризы» заставляют ободриться и вспомнить, ради чего ты живешь.

Вспомните, когда вам дико везло?

— Да никогда! (Смеется.) Шучу! На самом деле мне везло всю мою жизнь: все, о чем я мечтал, чего хотел от этой жизни, — практически всего я, не скажу, что добился, но добиваюсь, потому что все продолжается. Я пока все еще жив и продолжаю мечтать.

Очень часто людям не удается полноценно проживать каждый свой день — они забивают
мысли прошлым или беспокоятся о будущем. Как вы, человек, исповедующий принцип «не живи вчера — живи сегодня», находите ежедневный баланс в своих мыслях?

— Я хотел ответить своим девизом, но его использовали против меня! (Смеется.) На самом деле девиз — это не значит, что я так и живу. Это, скорее, как напоминание самому себе о том, чтобы жить так. О том, чтобы не думать о вчерашнем дне, который ты не исправишь. Я не пытаюсь найти баланс. Я просто загружаю себя работой, придумываю себе какие-то мелкие промежуточные цели и начинаю к ним бежать. Я не думаю ни о чем, но знаю, что нужно делать сегодня. Наверное, так и возникают в моей жизни неожиданные концерты и альбомы.

Наталья ХИЦКАЯ