ТНМК: «Главное — делать свое дело и не останавливаться»

Наталья ХИЦКАЯ

16.01.2020 522 просмотров

ТНМК умеют удивлять и при этом оставаться близкими и понятными своим слушателям. Умеют заставлять чувствовать и думать. А еще они умеют праздновать! Так, например, в этом году состоялся концерт по случаю юбилея альбома «Зроби мені хіп­хоп», который свел на одной сцене много интересных исполнителей. В принципе, это то, что и должна делать музыка, — объединять. А вот что объединяет самих музыкантов ТНМК уже много лет, как изменяется украинский музыкальный рынок и как правильно пользоваться «кладбищем идей», расскажут фронтмены группы Фоззи и Фагот.

 

Арт-справка

Группа ТНМК была основана в 1996 году в Харькове.

Всего на счету группы семь альбомов, более 30 клипов и дуэтов с музыкантами из Украины, Англии, Грузии и других стран.

ТНМК нередко экспериментируют, в результате чего появились такие проекты, как «Симфо хіп­хоп» и «Jazzy DeLuxe», а также специальные акустическая и фолк­программы.

В декабре 2019 года исполнился  21 год, как вышел альбом «Зроби мені хіп­хоп». По этому случаю артисты дали концерт, во время которого вспомнили все старые песни и сыграли их вместе с Дилей. Музыканты выступили на одной сцене впервые за 15 лет.

Правило двух секунд

Вас можно назвать старожилами украинской сцены. Как бы вы оценили потенциал и труды современных молодых исполнителей?

Фоззи: Да прекрасно оцениваю. Раньше популярность зависела от того, что передают телевизор и радио. Сейчас у молодых исполнителей есть больше путей, чтобы обойти традиционные медиа. Так, благодаря Интернету у них есть площадка для того, чтобы показать себя. Понятно, что им сложно. Но когда было просто?

Есть ли современные течения, которые вами как музыкантами остались непонятыми?

Фагот: Течения, наверное, нет. А вот музыканты-феномены — вполне возможно. Я не могу понять, что в них цепляет, почему у них многочисленные фан-группы. Но это все субъективно.

Фоззи: Если что-то появляется и нравится публике, но тебе не понятно, наверное, твоя проблема. Со мной такое часто бывает. В такие моменты я понимаю, что смотрю назад. А нужно стараться меняться, как бы не было комфортно в прошлом.

Большинство людей не покупают музыку, предпочитая качать ее из Интернета бесплатно. Признайтесь, вы поддерживаете коллег — покупаете контент?

Фагот: Давно покупал. Все слушаю на стримах, оплачивая абонентскую плату. Это открывает доступ к большому количеству информации. 

Фоззи: Я слушаю онлайн-сервисы и станции. Какова их монетизация — не знаю. Но понимаю, что музыканты, чью музыку я слушаю, получают с этого роялти. Так что музыку из Интернета уже качать и не надо: любой исполнитель на расстоянии голосового поиска — две секунды и 99 % музыки ты уже нашел.

Как приучить украинцев получать музыку легальным путем?

Фагот: Для начала хотелось бы научить платить за контент телеканалы. А вот как это сделать, если сам же никто никогда не отдаст лишнюю копейку? Тем более у нас, где стараются как можно красивее кого-то обмануть. Поэтому если мы говорим о бизнесменах, то такие вопросы стоит решать законодательно: штрафовать, сажать, например. А потом и население начнет следовать примеру получения контента легальным путем.

Фоззи: Кстати, проблема эта касается не только музыки, но и видеоконтента. Но чем дальше мы отходим от постсоветского так называемого болота, тем больше легального контента потребляем. Нам, грубо говоря, не позволят его дальше игнорировать. И это правильно.

К нам приезжает немало популярных зарубежных исполнителей. Тем не менее многие не рассматривают Украину как интересную площадку для концертов. Как можно повысить этот самый интерес? И кого из артистов вы бы хотели послушать в Украине?

Фоззи: Весь вопрос в экономике. Как только мы сможем покупать билеты на самые дорогие мировые шоу, они тут же начнут выпрыгивать из трусов, чтобы выступить у нас. В этом плане у нас просматриваются положительные тенденции: если раньше Украина была чемпионом мира по количеству бесплатных площадных концертов, то сейчас ее жители привыкают платить за вход на них. Очень правильный тренд, считаю. Если говорить о той же Европе, то в теплое время года она по горлышко забита фестивалями: суперзвезды играют в селах, где те проходят. А люди, в свою очередь, с радостью едут туда за свои деньги. И работает эта схема не потому, что какие-то выборы там проходят или открывается новый филиал супермаркета, как это обычно происходит у нас. 

Фагот: Я рад, что уже и так много кто к нам доехал. Я вот не верил до последнего, что в Украине выступят Depeche Mode. А выступили же! Я бы еще Nine Inch Nails, Rage Against The Machine хотел бы послушать.

Есть ли какие­то идеи, подсмотренные у западных коллег, которые пригодились и сработали в Украине?

Фоззи: Да вся современная музыка, в принципе, технологически пришла с Запада. Он всегда был впереди. И многие начинают свое дело, подражая каким-то западным исполнителям. Ничего постыдного в этом нет. Ведь это у них были The Beatles, а не у нас.

Фагот: У всех коллег, так или иначе, есть чему поучиться. Это профдеформация: слушая чей-то альбом, раскладываю для себя по полочкам как это сделано. Происходит подсознательно. Редко получается абстрагироваться и просто слушать музыку. Хотя я себя иногда заставляю так делать.

Рождественские сионист, цари и черт

Недавно вы поставили на длительную паузу проект с симфоническим оркестром. Почему потеряли интерес к нему?

Фагот: Дело не в интересе — он как раз у нас есть. Но проект непростой — сложный организационно и, следовательно, финансово. Прозвучит, наверное, банально, но без мецената сложно заставить эту машину работать. Поэтому промоутеры берутся за реализацию проекта с неохотой, понимая, какой пласт работы предстоит. А проект яркий. Такого не было и вряд ли будет в ближайшее время. Поэтому предлагаю присоединиться к поиску меценатов! (Улыбается.)

Фоззи: Да и в целом у нас много специальных проектов. Например, с джазовым оркестром и фолк-программа, которую мы играем раз в пять лет. А сейчас мы отправляемся в тур с акустической программой «Теплий акустичний різдвяний вертеп». Это наш эксперимент — мини-спектакль с песнями. Мы предстанем в образе героев классического украинского вертепа: я — сионист, Фагот — черт, гитарист и барабанщик — цари. Каждый имеет свою роль, все читают стихи, написанные специально для этого шоу.

Также вы выпустили ролик, в котором показали историю Украины за пять минут. Расскажите о нем и насколько такие проекты справляются со своей просветительской и образовательной ролью?

Фагот: Думаю, насколько справляются, покажет время. Судя по вирусности, с которой разлетелся этот наш ролик — а это четыре миллиона просмотров за 10 дней! — людям такое очень нужно. Они поддерживают это, они так мыслят, они показывают это своим детям. Я знаю, что некоторые даже слезу пустили при просмотре. И это прекрасно. Ведь мы с вами знаем, что человек, который не знает своего прошлого, не имеет будущего.

Фоззи: Мне нравится, что этот ролик позитивен, потому что украинская история и литература в принципе насыщена неким упадничеством. Он создан в простой форме и будет интересен  прежде всего школьникам. Как по мне, отличный проект, который давно стоило бы создать.

Проект создавался при участии Министерства информационной политики Украины. В данном случае это помогало или больше мешало? А вообще государство музыкантам помогает в творчестве или наоборот?

Фагот: Идея создать такой ролик как раз пришла с их подачи. И я очень загорелся. Приятно, что министерство никак не вклинивалось в реализацию: я показывал им промежуточные этапы, получая каждый раз поддержку с их стороны. По итогу все остались довольны сотрудничеством. Так что в этом контексте государство — в лице отдельных людей — само сгенерировало очень правильный информационный повод.

Какой момент из ролика вам особенно понравился и зацепил?

Фагот: Все! Я прожил его от и до. Мы же трудились над ним целый год! Ярче всего, конечно, момент со словами: «Люті підняли шаблі козаки!» Как по мне, самое время сделать это и сейчас.

За 30 лет работы на музыкальном поприще вам удалось вывести какую­то формулу, как стать популярным и оставаться им как можно дольше?

Фагот: Как мне кажется, как таковой формулы и нет. Главное — просто делать свое дело и не останавливаться. Понятно, что с поддержкой двигаться легче, чем самому. Поэтому ищите ее — сначала среди друзей, а там дальше и другие подтянутся.

Фоззи: Универсальных подходов не существует. Необходимо активно работать, потому что чуть тебя забыли — вернуть себе былое расположение публики может оказаться достаточно сложно. А еще конкуренция. Она всегда высока.

Если говорить о факапах, какой стал самым большим для вас за годы работы в ТНМК? А что — наиболее значимым достижением?

Фагот: Любой факап, как по мне, можно назвать своим достижением. Но для этого нужно сесть и разобрать по полочкам, почему получилось не так, как ты хотел изначально. Вот, с одной стороны, можно назвать факапом отказ телеканалов брать в ротацию клип «Янголи». Но в то же время на крутом музыкальном видеофестивале в Берлине мы получили три номинации, в Лондоне — две, Лос-Анджелесе — семь. В Европе и Америке все подходили и спрашивали у нас, где и как мы это сняли. У них был абсолютный восторг! А для Украины это слишком сложный, мрачный и многоуровневый продукт. Но что поделать? Многие директора украинских телеканалов думают не о новом и ярком продукте, а делают свой бизнес, подстраиваясь под вкусы большинства.

Фоззи: Считаю нашим самым большим достижением альбомы. Также люблю скиты-интермедии, которые есть у нас. Насчет факапов: к Новому году я пишу список дел на следующий год и каждое, которое я не смогу начать, продолжить и закончить, и будет моим персональным факапом.

В этом году отпраздновал совершеннолетие ваш альбом «Зроби мені хіп­-хоп». Есть ли связанная с ним какая­то интересная история, которая вошла в вашу историю?

Фагот: Главная история, что песня «Зроби мені хіп-хоп» родилась в течение получаса, а на следующий день мы уже выступали с ней на конкурсе. Такая оперативность была вынужденной мерой: для участия в фестивале «Червона рута — 97» требовалось три песни, а у нас на тот момент было лишь две. Так что песня нас выручила и стала не только шлягером фестиваля, но и нашей визитной карточкой. Эта интересная история послужила фундаментом и нашей истории.

Безотходное идейное производство

Если говорить о совершеннолетии. Расскажите, что интересного происходило с вами в возрасте 21 года?

Фагот: Я в этом возрасте был совсем дитятей, но это не помешало мне принять решение жениться. (Улыбается.)

Фоззи: Мы писали первую пластинку, параллельно учась в институтах и торгуя, стоя на базарах. На тот момент прежде всего хотелось заниматься музыкой, хотелось любить и быть любимыми, а также богатыми. Собственно, ничего особо и не поменялось. Надеюсь, мы продолжим двигаться с тем же вдохновением.

У вас есть свои проекты: музыкальный у Фагота и литературный — у Фоззи. Не возникало ли страхов, что они могут стать важнее и заменить собой работу в ТНМК?

Фагот: Это не страхи, а предпочтения и приоритеты. У нас всегда так было: если у кого-то из ТНМК появлялись другие предпочтения, человек покидал группу. Следовательно, если мы до сих пор в группе, значит, она всегда остается в приоритете, несмотря на свои проекты.

Фоззи: А я выпустил три альбома в рамках сольного проекта MetaMoreFozzey, и это не помешало коллективу. У меня много хобби, помимо ТНМК: написание книг и колонок о кино, футбол, компьютерные игры.

Фоззи, как писатель, порекомендуйте несколько книг, которые оставили особое послевкусие или повлекли изменение сознания?

Фоззи: Последнее время часто приходится перечитывать тех, кто от нас ушел. Сейчас «проглотил» книги режиссера Георгия Данелии «Беспилотный пассажир», «Тостуемый пьет до дна», «Кот ушел, а улыбка осталась». По моим внутренним датчикам, ничего светлее и радостнее нет. Очень рекомендую!

Очень многие авторы сталкиваются с проблемой, когда ничего не можешь написать. Что помогает настроиться на работу?

Фагот: Иногда бывает очень сложно настроиться, а порой — совершенно легко. Очень запомнился случай. Сидел в студии часов шесть, и все не клеилось. Решил пойти домой. И что вы думаете? Ушел под утро из студии, написав трек:  второе дыхание открылось, наверное.

Фоззи: Я убежден в одном: никогда не садись за чистый лист. У меня всегда есть какие-то идеи, которые я записываю в телефон — так называемое личное кладбище идей. (Улыбается.) Время от времени я перечитываю сотню того, что накопилось, — выбираю то, что откликается во мне в данный момент, и работаю с этим. Лучше всего пишется мне летом, когда сзади горы, а спереди — море. В остальное время собираю эти идеи, на которые постоянно наталкивает что-то в жизни. Я — безотходное идейное производство. В хорошем смысле, разумеется.

Обычно музыканты одеваются очень просто. Фагот, вы из тех мужчин, которые заморачиваются стилем, или покупаете то, что кажется удобным? Ольга (Ольга Навроцкая, стилист, возлюбленная артиста. — Прим. ред.) никогда не пыталась «переодеть» вас под свой дизайнерский вкус?

Фагот: Никогда. Бывает, что я сам чем-то начинаю очень интересоваться. Например, сейчас скупаю кроссовки и худи. Но во всем мне должно быть стильно и в то же время очень удобно и практично. Даже мои смокинги и те выбирал с позиции комфорта.

Если бы у вас было альтер эго, каким бы был этот человек?

Фагот: Недавно вычитал фразу, и она мне понравилась: «Быть тем, кто я есть на самом деле, мне мешает правила этикета и уголовный кодекс». Как-то так.

Фоззи: Да я сам себе свое отражение — мой самой большой друг и самый большой враг. Занимаюсь борьбой с самим собой.