Екатерина Варченко: «Кино — это другая форма существования»

Анна ПАНАХНО

28.03.2019 161 views

Этой весной украинский кинематограф радует новинками. Не отстает и телевидение. 15 апреля на телеканале СТБ состоится премьера украиноязычного комедийного ситкома «Джованни», который по достоинству оценят любители качественного юмора. Ведь когда за дело берется Дмитрий Танкевич (автор идеи), можно не сомневаться: будет весело!

Жизнь главного героя и его любимой переворачивается с ног на голову, когда его бывшая жена внезапно возвращается из Италии... Зрителей ждет теплая встреча с популярными артистами:  Вячеславом Довженко, Дмитрием Суржиковым, Владимиром Скориком, Анной Кузиной, Верой Кобзарь. Особенную роль в ситкоме сыграла харизматичная Екатерина Варченко — одна из самых ярких украинских актрис нового поколения, уверенно покоряющая театральные сцены и киноплощадки. На этот раз она перевоплотилась в неординарную и непосредственную девушку Лизу. Ее героиня полна загадок и порой странностей, однако на нее никогда нельзя обижаться: она все делает с любовью и добротой. Актриса уверяет, что каждая роль для нее значимая — она любит всех своих персонажей! Возможно, именно поэтому ей было так легко работать в этом проекте. Ведь, несмотря на все перипетии сюжета, эта история в первую очередь о любви!

Незадолго до премьеры мы поговорили с Екатериной о закулисье съемок и приключениях Лизы, об атмосфере творчества ее родного города, о развитии украинского театра, критике мужа, первом семейном отпуске и новых жизненных векторах.

 

Арт-справка

Екатерина Варченко — украинская актриса театра и кино.

В детстве училась игре на скрипке.

Работает в Новом драматическом театре на Печерске («Распутник», «Закон танго», «Святою ночью»), киевском Молодом театре («Сватанье на Гончаровке», «Принцесса Лебедь», «Коварство и любовь», «Счастье»).

С 2009­го снимается в кино («Хозяйка», «В воскресенье рано зелье копала», «Не зарекайся», «Стоматолог», «Проводница», «Женить нельзя помиловать»).

Мечтает сыграть Жанну д’Арк.

Ведет курсы актерского мастерства в детском театре в Прилуках.

Замужем за актером Анатолем Фон­-Филандрой.  У пары есть двухлетний сын Кристиан­Дориан.

 

Неидеальные кумиры

Как место, в котором вы выросли, повлияло на ваше восприятие окружающего мира?

— Я выросла в Прилуках, в котором около 60 000 жителей. Это маленький, но очень творческий, театральный и танцевальный город. У меня там сошлись все звезды. Меня окружали люди, которые воспитали мой культурный вкус, заложили фундамент моего мастерства. В первую очередь — мои родители и мой педагог, который выучил и направил меня на актерский путь. Сами по себе Прилуки — очень хороший город. Всегда с большой радостью туда приезжаю, он для меня уютный и родной. И в плане творчества до сих пор держит высокую планку.

Кто был для вас примером для подражания?

— Я всегда ходила по всем кружкам за сестрой. Не скажу, что я ей подражала, просто, как младшая сестра, унаследовала ее скрипки, балетки... Мне часто ставили ее в пример, в хорошем плане. Также я хотела быть похожей на известных артисток. Мы регулярно ездили в Киев на спектакли, я восхищалась актерами театра — Анатолием Хостикоевым, Ольгой Сумской. Помню первый спектакль, который мы посмотрели, — «Кин IV» в Национальном драматическом театре имени Ивана Франко. После этого я выучила монолог Анны Демби и затем читала его на вступительных экзаменах.

Как менялось ваше отношение к сцене по мере взросления?

— Это разные этапы. Как будто книгу читаешь. С каждой главой термины становятся все сложнее.

Какая из сыгранных вами ролей — самая любимая? Выбирая роль, на что обращаете внимание?

— Это такой сложный вопрос, будто сдаю экзамен по актерскому мастерству. (Смеется.) Все роли любимые! Ведь, если не любишь то, что делаешь, выходит, это просто заработок какой-то? А я очень люблю всех своих героинь. Не могу выделить один проект. Выбирая роль, конечно, сначала читаю сценарий и характеристику персонажа.

Как сейчас выглядит украинский театр? Двигается ли он в правильном направлении?

— Как по мне, да! Украинский театр сейчас активно развивается. При всей архаической школе, в которой мы учились, сейчас есть масса проявлений современного украинского театра. Я очень радуюсь этому! У нас много потрясающих спектаклей и актеров.

Реализовавшись как театральная актриса, вы стали покорять ТВ­экраны. Какие стереотипы о профессии разрушили первые съемочные будни?

— Особых иллюзий и стереотипов и не было — это просто другая форма существования. Недавно мы обсуждали с коллегами ситуацию. Актер, даже когда стоит в парке под фонарем, невольно и неосознанно становится так, чтобы свет правильно падал, чтобы полностью было видно лицо. Стереотипы менялись скорее об артистах. Приходишь и думаешь: «О Боже! Этот артист, он же просто гений!» Рядом боишься даже дышать. А потом видишь его на площадке и понимаешь: он такой же человек, как ты. Может сказать какое-то слово нецензурное, что-то забыть. Не бывает идеальных людей.

Вы представляете новое поколение украинских актрис. Кто из более опытных коллег дал вам самый ценный профессиональный совет?

— С очень большим теплом отношусь к Лере Ходос. Мы с ней не много работали, но хорошо дружим. Сейчас часто ходим вместе на пробы. Запомнилась наша совместная работа в одной стосерийке. Бывало, что не нужно даже говорить ничего: смотришь на человека, как он работает, и подсознательно берешь что-то для себя. Это очень ценно, когда рядом есть партнер, который тебя учит. Он не говорит «не делай так» или наоборот — «делай именно так». Ты просто наблюдаешь за ним, пытаешься подстроиться и быть таким же профессионалом.

Жизнь в розовых очках

Расскажите о вашем персонаже в ситкоме «Джованни». Легко ли было пройти кастинг?

— Мне было легко вжиться в роль Лизы. Мне нравится, как она живет, как разговаривает, мыслит, смотрит на мир. Она нестандартный человек, но вместе с тем Лизу можно встретить в метро, в троллейбусе, на работе, в соседнем доме, в магазине. Она частично есть в каждом из нас, стоит только открыться. Лиза очень добродушная, искренняя, ничего не боится. Не боится плакать, смеяться, говорить. Она все делает с позитивом и удовольствием. У моей героини есть суперские розовые очки, которые она иногда надевает и в которых не видит ничего плохого вокруг. В этом — ее счастье. Иногда нам тоже стоит так делать и поучиться этому у нее.

Какие сцены были особенно яркими?

— Запомнились эпизоды, когда Лиза искала зоозащитников, которые борются за лисиц, собирала деньги для бегемота Гены, живущего в очень маленьком вольере... Еще я очень ждала сцен моего проживания в кабинете у Макса — героя Дмитрия Суржикова. Так сложились обстоятельства, что Лизе нужно было туда переехать. Вообще у нее в каждой серии происходят какие-то нескучные события, появляются новые идеи и решения.

Есть ли в этом ситкоме место импровизации?

— Да, были такие моменты. Но, знаете, я очень радуюсь тому, что в нашем сценарии можно было купаться, настолько в нем все классно и удачно прописано. Скелет ситкома крутой — ты только одеваешь его, и все. Актерская импровизация, конечно,  бывала. Кирилл Бин что-то одобрял, что-то — нет. Мы всегда советовались с ним насчет внедрения своих идей в сюжет.

В чем главный месседж «Джованни»?

— В основе ситкома — семейные ценности, любовь ко всем людям, к другу, к жене, мужу, детям... Семья. В нем столько добра и света, что я уже жду не дождусь, когда он выйдет на экраны и зрители почувствуют это тепло. Все съемки проходили в веселой и приятной атмосфере. Мне очень нравится актерский состав «Джованни». Приятно работать на одной площадке с такими крутыми актерами: Димой Суржиковым, Славой Довженко, Верой Кобзарь, Аней Кузиной... Это высочайший уровень. Я считаю, что у нас собралась отличная команда: все актеры, режиссер, сценаристы — все-все-все! С удовольствием участвовала в этом проекте.

Испанские каникулы

Легко ли вы воспринимаете перемены?

— Я очень хорошо отношусь к переменам и воспринимаю их с радостью. Уверена, что никакие изменения не страшны, даже если сначала так не кажется.

Для вас любовь и театр — одно целое. Что главное в отношениях двух актеров? Не мешают ли они давать чистую критическую оценку работе друг друга?

— Главное — не говорить дома о кино и театре. (Смеется.) Мы с мужем, конечно, обсуждаем наши работы, но думаем не одинаково. У него — свои вкусы, другие векторы в театральном плане, он актер другой школы. Но его критика важна для меня. Иногда я даже прошу покритиковать мои проекты. Он всегда говорит правду, даже если я плохо играю. Для меня ценно его мнение, я его очень уважаю. В этом — огромная сила. Мы делимся опытом друг с другом, дополняем друг друга.

А как выбираете, например, на какой фильм пойти в кинотеатр?

— Если у нас совпадает свободный день, просто идем на то, что сейчас в прокате. Мы говорим о том, что хотелось бы посмотреть, какие работы и какого режиссера выходят. Но поскольку у нас маленький ребенок, его нужно на кого-то оставлять… Это проблематично.

Вы назвали сына интернациональным именем. Каких ценностей придерживаетесь в воспитании Кристиана­Дориана?

— Главные ценности — это прежде всего любовь, поддержка, свобода и забота. Это мой ребенок, но он — отдельная личность, у него свой характер, свой стержень, свое мнение. Стараюсь его слушать и слышать. Понятно, что со своими запретами, которые необходимы для этого возраста.

Как выглядит ваш идеальный отпуск?

— Недавно мы были в Испании. Это был наш первый семейный отпуск, с двумя перелетами туда и обратно. Было трудно, но возможно. Я рада, что мы смогли поехать втроем, это было круто. Теперь у нас есть новый жизненный вектор: будем все деньги тратить на путешествия. (Смеется.) Это другой мир и другая среда, которая воспитывает тебя и открывает новые горизонты. Надеюсь, сын все это впитывает. Желаю каждому как можно больше путешествовать, любить, смотреть, слушать и, главное, радоваться!

Что дарит вам чувство абсолютной гармонии с собой?

— Иногда пытаюсь перед сном пораньше лечь в кровать, помечтать, подумать о будущем. Для меня это как молитва или медитация.

 

Анна ПАНАХНО