Другая Анна Саливанчук

Анна ПАНАХНО

11.04.2019 142 views

Трудоспособности и энергичности Анны Саливанчук хочется позавидовать. Она работает в нескольких кино и телепроектах одновременно, играет в театре, дарит бесценные минуты заботы и любви самым дорогим и при этом утверждает, что больше всего устает от... безделья. Сыграв сотни ролей характерных женщин, актриса мечтает перевоплотиться в добрую и отзывчивую героиню. Показать другую Анну, ту, которая скрывается за яркой внешностью и темпераментом. Нам удалось встретиться с этой прекрасной незнакомкой и поговорить о любимой работе и любимых людях.

Фото: Андрей Есич

 

Арт-справка

Анна Саливанчук — украинская актриса театра и кино.

12 лет играет в Театре на Подоле. 

Амплуа — стервозные красавицы.

О переигрывании, популярности и «Свингерах»

Какой была ваша первая большая цель на пути к сцене?

— Я с детства хотела стать артисткой. Но не знала, кем точно. Хотела играть на инструментах, танцевать, петь. В четыре года пошла в музыкальную школу по классу фортепиано. В 14 меня заметила режиссер аматорского театра «Браво» Светлана Дробот и предложила роль. Выйдя на сцену, я поняла, что хочу быть актрисой. Эта профессия может соединять в себе вокал, танцы, игру на инструментах и на нервах зрителей... Я получила огромное удовольствие от спектакля и стала работать в этом театре. Появилась мечта учиться в университете Карпенко-Карого и жить в Киеве. Мама поддерживала меня, а отец был против. Он хотел, чтобы я стала милиционером, как он, считал, что мне к лицу форма. Но мне никто ничего не запрещал. Поэтому я все равно поехала в столицу и поступила на специальность «актриса театра, кино и телевидения».

Вы не раз признавались в любви к профессии. Но в любых отношениях бывают переломные моменты. Как это происходило у вас?

— В безумном желании быть актрисой я столкнулась с одной проблемой. Я так старалась, что переигрывала. На первом курсе считала себя бездарем. У меня ничего не получалось, я много плакала. Хотела играть леди Макбет, Джульетту, но никто мне не верил. А самое ужасное — я сама себе не верила. Долго боролась с этим. Окончив университет, стала работать на телевидении. Кстати, моя первая роль — роль милиционера — очень впечатлила папу. Он собрал тогда всех друзей у телевизора и сказал: «Да, ты все-таки сделала правильный выбор. Теперь можешь носить не только милицейскую форму, но и другие: у тебя это хорошо получается». Люблю перевоплощаться в разных персонажей, находить в себе то, до чего без этой профессии никогда не докопалась бы. Актерство — серьезная, сложная работа, но безумно интересная. Можно сидеть годами без съемок, а потом резко стать очень нужной и сниматься в нескольких проектах подряд. Однажды за 90 дней лета у меня было 120 съемочных дней. За один день я успевала побывать на трех площадках. Практически не спала, повредила спину. Но это так классно — чувствовать себя востребованной!

Изменила ли вас популярность?

— Не считаю, что я знаменитость. Я акт­риса, которая любит свою работу. Хочу, чтобы зрители получали удовольствие от моей игры. Если честно, мне бы хотелось больше популярности. Не для того, чтобы меня узнавало больше людей, а чтобы они увидели то, что я действительно могу. К сожалению, в Украине пока не снимается так много хороших фильмов, в которых можно показать все, на что способен. У меня 55 ролей в кино и 20 — в театре. Как правило, я играю стервозных женщин. А мне хочется иногда поплакать, показать душу. Показать, что в жизни я другая, что люди с яркой внешностью могут быть нежными, добрыми и спокойными. А те, которые выглядят так, что их жалко, на самом деле нехорошие люди. Знаю таких актрис. Они по трупам пойдут, чтобы получить роль. Я не такая.

Одна из ваших последних работ — эротическая комедия «Свингеры­2». Как проходили съемки? Случались ли курьезные моменты?

— «Свингеры» — новый виток в моем творчестве. Во время съемок первой части в Риге мне снова казалось, что я переигрываю. Режиссер Андрейс Экис успокаивал меня, говорил, что все хорошо, что я должна ему довериться. Я так и сделала. И когда увидела результат, мне не было стыдно. Это фильм для взрослых, он не о сексе. Он о любви и отношениях. Моя героиня Ирина устроила вечеринку свингеров не для того, чтобы изменить мужу. Она хотела задеть его. Первую часть мы сняли за восемь дней, вторую — за 11. Работали по 16—20 часов. Было сложно, но весело. Мы импровизировали и получали удовольствие от съемок. Я придумала несколько сцен. Курьезы, конечно же, случались. Например, узнав об измене мужа, я должна была разгромить всю квартиру и спалить шубу героини Оли Поляковой. А так как шуба в реквизите была одна, мне нужно было справиться за один дубль! Это была очень эмоциональная сцена. В первой части всем было смешно смотреть на голую попу Миши Кукуюка с Микки-Маусом. А однажды Вячеслав Довженко провел весь день в ванной, пока мы с Олей и Дашей Астафьевой несколько раз повторяли одну и ту же сцену, забывая слова. Забавный момент — когда я стягивала одеяло с Даши. Никогда не видела ее голой вживую — засмотрелась и сорвала дубль. А ударив Алексея Вертинского по голове сковородкой, моя героиня весь фильм думала, что она реально убила человека!

О театре на Подоле, адвокатуре и новых проектах

Вы 12 лет играете в Театре на Подоле. Почему выбрали именно его сцену?

— Когда я пришла на собеседование с художественным руководителем Виталием Ефимовичем Малаховым, он сказал: «Анечка, запомни, театр и кино — не главное. Это не жизнь — это работа. Если тебя пригласят в Париж в день премьеры, я отменю спектакль. Потому что вдруг у тебя в другой раз не выйдет увидеть этот город? А постановок будет еще много». Этим он покорил меня. Виталий Ефимович — чудесный человек. Умный, интересный. Благодарна судьбе за эту встречу. Обожаю с ним работать, поэтому уже 12 лет служу в Театре на Подоле. В этом театре действительно все не так, как в других. Во-первых, у нас долго не было своей сцены, приходилось работать в разных помещениях, в плохих условиях. Новый театр открылся только в прошлом году. Во-вторых, наш театр как семья. Мы все друг другу помогаем. По трупам у нас не ходят, за роли не борются.

В чем особенность его постановок?

— Один из самых прекрасных спектаклей нашего театра — «Вернисаж на Андреевском», поставленный по сценарию Малахова. Я играю в нем неслышащую девушку Анну. Для этой роли я год учила язык жестов: Анна не только говорит на нем, но и поет. На руках была страшная крепатура. Но результат того стоил: постановка получилась безумно красивая. А недавно у меня была премьера — спектакль Валентина Козьменко-Делинде по пьесе Куприна «Яма». 1909 год. Моя героиня Женя работает в публичном доме, заболевает сифилисом, хочет заразить всех мужчин, а в конце вешается на шнурке от корсета. Постановка завораживающая: музыка, декорации, костюмы... Всем советую посмотреть. Также мы уже 12 лет играем спектакль «Откуда берутся дети?», который помог собрать деньги для детских домов. Действие проходит в предродовых палатах. Главные героини — будущие мамы, которые борются за жизнь детей. Театр на Подоле — единственный театр в Украине, оборудованный для людей с инвалидностью. У нас есть пандусы, суфлеры, сурдоперевод. Кроме того, есть возможность эффекта снега, дождя, крутящаяся сцена. Нам бы побольше интересных постановок!

Как сейчас выглядит украинский театр в целом?

— Если честно, в моих глазах он выглядит не очень хорошо, как-то испоганился. Стало много пошлости, матов на сцене. И зрителю это нравится. Я же все-таки за классический театр или очень современный. Украине надо работать над этим. Нам не хватает хороших режиссеров, спектаклей, а главное, денег. Если бы театры хорошо финансировались, было бы намного лучше.

Вы называете актера адвокатом своей роли. Кого вам приходилось больше всего защищать?

— Играя негативных персонажей, я в каждом ищу добрую сторону. Потому что даже в самом плохом человеке есть что-то хорошее. Кто-то должен его любить. Чтобы моих героинь было хоть чуть-чуть жалко, я должна понять, почему они так поступают. Одна из самых сложных ролей — роль Влады в сериале «Райское место», вдовы пятерых мужчин, двоих из которых она убила. Плохих персонажей намного интереснее играть, чем плаксивых. С ними можно показать весь свой темперамент.

В каких проектах работаете сейчас?

— Недавно закончила сниматься в сериале «Суррогатная мать», где я снова играла стерву. Перед этим снялась в четырехсерийке: опять страдала, плакала, теряла детей, попадала в аварию. Сейчас работаю над восьмисерийным проектом «Любимые дети». Здесь я наконец-то играю хорошую, правильную, уверенную в себе женщину. Жену, мать, которая хочет сохранить семью, а муж ей изменяет. Такая роль для меня непривычная, но мне нравится видеть себя в другом амплуа. Есть еще много других проектов, о которых пока не могу рассказать. А в конце мая приступим к съемкам нового сезона «Однажды под Полтавой».

О трудностях, табу
и мужчине мечты

Для вас трудности — препятствия или новые возможности? Какие челленджи поставили перед собой на этот год?

— С возрастом стараюсь по-другому смотреть на жизнь. Прежде, если мне что-то не удавалось с первого раза, я не останавливалась. Не думала, что это Вселенная дает мне знак, что мне это не нужно. Наоборот, шла дальше, пока не добивалась своей цели. Так было с покупкой квартиры, поступлением в институт, с работами, с оплатой кредитов. Но сейчас думаю: если не получается, может, надо остановиться? Значит, что-то другое должно произойти. Нужно меняться. В этом году хочу оставаться в том прекрасном весе, к которому пришла в августе 2018-го. Хочу вернуть пластичность и снова сесть на шпагат. Очень люблю плавание. Из-за работы долгое время не могла попасть в бассейн. Планирую возобновить тренировки. Кстати, мой трехлетний сын — мастер спорта по плаванию в своей категории. Я занималась с ним плаванием с четырех дней. На протяжении полугода к нам приходил тренер, который показывал мне упражнения, а я уже учила Глеба. А когда ему исполнилось шесть месяцев, мы пошли в бассейн. Он еще не умел ходить, но уже прекрасно плавал. Окружающие очень удивлялись, когда я бросала его в воду!

Что для вас табу?

— В первую очередь — предательство. Предатели уходят из моей жизни раз и навсегда. Во-вторых, ложь. Не люблю, когда люди врут, и сама всегда говорю правду, даже если она горькая. Узнав правду, человек может сделать выводы и стать лучше. Иногда это мешает, поэтому в последнее время учусь просто промолчать. Все знают: если нужна правда, надо звонить Ане Саливанчук. Мне трудно подлизываться, льстить. Поэтому у меня очень мало друзей. Третье табу — измена. Ни разу в жизни не изменяла. Если понимаю, что мы не подходим друг другу, говорю это в глаза. Мы разойдемся, и только потом я, возможно, найду другого. Но я никогда не изменю мужу. Мне это не интересно. Не пойму, зачем люди изменяют. Они не любят себя? Не умеют сделать правильный выбор? Я уверена в своем муже и в том, что он тоже не сделает этого. Мы очень похожи. Между нами — полное доверие.

Как вы поняли, что Александр — тот самый мужчина?

— Когда я познакомилась с Сашей, не представляла, что он может быть моим мужем. Я была с ним честна, не строила из себя его девушку. Но вы не поверите: на восьмой день знакомства я увидела его детское фото и поняла, что хочу от него сына. Именно такого, как он на этом снимке. Я заплакала от мысли о том, что так легко нашла того самого человека. А потом подумала: ведь я шла к этому столько лет, это не было легко! Так у нас все и случилось. Я не хотела свадьбы, платья, девичника. Я хотела родить от Саши сына. Очень люблю своего мужа. Я таких людей не встречала. Он прекрасный. Знает пять языков. Его отличает пытливость ума. Я учу только то, что нужно мне для работы. Саша же может услышать какое-то слово, которое, возможно, не пригодится ему никогда в жизни, и всю ночь будет искать о нем информацию. Глеб такой же. Любопытный, уже говорит по-французски.

Как бы вы описали ваш семейный союз?

— Мы оба Львы, поэтому у нас, можно сказать, итальянская семья. Саша никогда не ругается. Он очень спокойный. Я же темпераментная женщина: какая в кино, такая часто и в жизни. Могу вспыхнуть, как спичка, а потом все забыть. Другу другу скучать не даем. Каждый раз удивляем друг друга. И, слава Богу, эта искра не исчезает. Пятый год вместе, и у нас все хорошо.

О материнстве и жизни сегодняшним днем

Как чувствуете себя в роли мамы?

— Роль мамы дается мне легко, потому что я так же легко отношусь к самой жизни. Всегда во всем ищу позитив. Когда сыну было четыре месяца, я работала в пяти проектах. У меня в машине были стерилизаторы, бутылочки, молокоотсосы, холодильник. Операторы периодически говорили: «Аня, иди сцедись, у тебя одна грудь больше второй». Это было весело. По возможности брала Глеба на съемки. Я была счастлива, поэтому у меня было много молока. Когда перестала кормить, у меня был запас нацеженного молока на пять месяцев вперед. Я кайфую от Глебушки. Он невероятный. Мне кажется, я хорошая мама. Конечно же, совершенству нет предела. Хотелось бы больше уделять ему времени, но есть одно но: если я перестану работать, стану грустной, плохой мамой. Когда сижу без работы, у меня руки опускаются — не могу ни стирать, ни убирать, ни играть с сыном. А когда получаю удовольствие на площадке, приезжаю домой в отличном настроении и могу горы свернуть. Успеваю и порядок навести, и с Глебом поиграть. Мы постоянно с ним что-то химичим, ходим на танцы, в садик, в бассейн, поем, правда, пока только дома. Хочу, чтобы он был счастлив и здоров. Профессию будет выбирать сам, мы ему подсказывать не будем. Главное, он должен любить свою работу так же, как я.

Вы настоящий трудоголик! Как перезагружаетесь после сложных проектов?

— Мне повезло: я хотела стать актрисой и мне это удалось. Конечно же, это непростая работа. Сегодня, например, играла в эмоциональной сцене — много плакала, кричала. Муж моей героини изменил ей, а она его любит. К вечеру после таких съемок становишься потухшей, сил нет никаких. Когда совсем устаю, хочу просто поваляться на пляже. Обожаю солнце. Сейчас для меня лучший отдых — с Глебом и Сашей. Поэтому, когда мы последний раз ездили на море, я полежала в шезлонге ровно час. Остальное время бегала за сыном. Мы постоянно играли, дурачились. Если не получается уехать куда-то далеко, снимаем домик за городом и просто хорошо проводим время вместе. Игры с ребенком — самые счастливые моменты моей жизни. Какая бы я ни была уставшая, стоит Глебу улыбнуться — мамино сердце тает. Нервную систему привожу в порядок только так. Но больше, чем от работы, я устаю от безделья. Дома могу побыть максимум четыре дня. Потом не могу найти себе место. Начинаю ходить по музеям, читать книги, что-то придумывать.

На премьере «Свингеров­2» вы продемонстрировали отличную фигуру. Как поддерживаете себя в форме?

— Я пришла в восхитительном платье от Эльвиры Гасановой. Самое смешное, что в этом же платье в этот же вечер гуляла Кортни Кардашян. Когда Эльвира предложила мне этот наряд, мне сначала было страшно, потому что он достаточно откровенный. Но она убедила меня, сказав, что нужно всем показать мою обновленную фигуру. И я согласилась с ней. Стала ходить на массажи, заниматься спортом. Давно хотела похудеть, но никак не могла взять себя в руки. Я нравилась себе и при прежних объемах, но камера, конечно, полнит. Обратилась к известному диетологу Нине Радзиевской и с легкостью похудела до 53 кг. Сначала месяц следовала правильному питанию — похудела на 5 кг. Потом метаболизм был запущен, организм чувствовал себя прекрасно, и я похудела еще на 4 кг. Самое главное правило: есть по чуть-чуть и часто, например пять раз по 150 г. Я в восторге от своего нового состояния. Рада, что мне больше не хочется есть большими порциями, тем более на ночь.

Какой совет вы дали бы сегодня себе 20­летней?

— Ни о чем не жалею, у меня прекрасная жизнь. Рада, что родители правильно меня воспитали. Мне повезло с учителями, которые попадались мне совершенно случайно. Я прислушивалась к их замечаниям, и у меня все получилось. Есть только один совет, который могу дать всем: меньше расстраивайтесь и меньше ожидайте от людей. Потому что на самом деле, кроме родителей, мужа и ребенка, вы никому не нужны. В 20 лет я очень переживала, если меня подставляли, врали мне. Не берите ничего близко к сердцу. Мы сами творцы своей жизни. Ничего, даже дорогие подарки, не может поднять настроение, если мы сами не хотим веселиться. Нужно наслаждаться происходящим, жить здесь и сейчас. Кайфовать и благодарить Бога за то, что сегодня у вас есть это и это. А самое главное, любите себя такими, какие вы есть. Даже если происходит что-то плохое, ищите в этом положительные стороны. Не отчаивайтесь и идите вперед с улыбкой! Это мой девиз.

Анна ПАНАХНО