Дмитрий Комаров: «Самая главная ценность — человек, а не какие-то предметы»

Анна ПАНАХНО

28.02.2019 166 views

Копье вождя племени масаи, волос йети и королевская корона. Что объединяет эти вещи? Все они принадлежат одному человеку, который обожает нашу планету и мечтает побывать в каждом ее уголке. Дмитрий Комаров любит интересную жизнь, посещает труднодоступные места, устраивает рискованные эксперименты и действительно выворачивает мир наизнанку, пробуждая каждого сделать шаг из зоны комфорта в неизведанное. И речь идет не только об экзотических путешествиях. Дмитрий призывает открыть новое внутри себя. Он дарит чудеса героям своего тревел­шоу и подопечным своих благотворительных проектов. Он заставляет нас улыбнуться и захотеть стать добрее, а это бесценное качество в мире материальных ценностей. О 10­м сезоне «Мира наизнанку», жизни с хищниками, самом уникальном регионе Украины и человечности и человеке — в интервью с главным путешественником страны.

 

Арт-справка

Дмитрий Комаров — журналист, фотограф, автор и ведущий тревел­шоу «Мир наизнанку».

Первую статью опубликовал в 12  лет.

Во время экспедиции в Индию Дмитрий проехал своим ходом 20 000 км за 90 дней — эта поездка вошла в Книгу рекордов Украины.

Талисман в экспедициях — украинский флаг.

На необитаемый остров взял бы с собой швейцарский нож, огонь и заряженный спутниковый телефон.

Важную часть жизни Дмитрия занимает благотворительный проект «Чашка кофе»: отказавшись от одной чашки кофе в день и отдав эти деньги тяжелобольному ребенку, каждый может спасти жизнь.

Не женат.

От поездок с дедушкой на УАЗе до экспедиций в запретное королевство

Какое открытие стало для вас самым удивительным в детстве?

— В детстве каждый день приносил какие-то открытия. Я был любознательным мальчиком с самых ранних лет. Моя бабушка с дедушкой жили на Кавказе, дед возглавлял противолавинную и противоградовую спасательную службу Северного Кавказа. У него был служебный автомобиль УАЗ, на котором он ездил в места самых страшных происшествий в Приэльбрусье. Поэтому я всегда видел экстремальную работу путешественника, который был у меня под боком. Когда я приезжал на летние каникулы, дед иногда брал меня в какие-то небольшие экспедиции, и на УАЗе мы ехали по горным дорогам над обрывами. Меня всегда это очень впечатляло. Поэтому могу сказать, что в детстве я впитывал всю эту атмосферу путешествий. Как только мне удавалось куда-то поехать, это были мои лучшие дни.

Вы любите винтажные вещи, в своих классических экспедициях исследуете жизнь племен, которые живут у истоков цивилизации. Как появилась эта любовь к прошлому?

— Не могу объяснить, как появилась любовь к винтажным вещам, но я действительно люблю лазить по блошиным рынкам. Причем не только в Украине, но особенно в каких-то экзотических странах. Обязательно привожу домой кучу старого хлама. Мне нравится, когда мой дом или офис похож на музей, где у каждой вещи — своя история. У меня практически нет банальных сувениров, которые я купил в туристическом магазине. Разве что магниты на холодильнике. Каждая вещь о чем-то напоминает.

Расскажите о самых необычных вещах, которые вы привезли из своих поездок.

— У меня есть копье вождя племени масаи, которое я не купил, а выменял на часы прямо там, на месте. Этим копьем, скорее всего, убивали льва в день инициации какие-то ребятишки из племени. Этот обряд до сих пор сохранился. Оно мне о многом напоминает. Есть очки из экспедиции Норгея Тенцинга, первовосходителя на Эверест, которые мне подарила его родственница. Конечно, это бесценный подарок. Есть серебряная корона короля Мустанга, которую я достал, находясь в запретном королевстве. Тогда король был еще жив, но из-за болезни перебирался из королевства в Катманду. И многие дворцовые вещи распродавали, причем по символичным ценам. Вот там я достал себе настоящую королевскую корону. Это произведение искусства. Есть камушки, которые я лично поднял на вершинах Килиманджаро, Монблана, Уайна-Потоси, Фудзиямы и Айленд-Пика возле Эвереста. Конечно, с ними связано много воспоминаний. Я окружаю себя вещами, которые, несомненно, обладают сильной энергетикой. Каждая из них погружает меня в историю, которая со мной происходила и которая мне очень важна. Все мы любим ходить в музеи, потому что это интересно. А я люблю интересную жизнь и стараюсь сделать так, чтобы музей всегда был со мной рядом.

О Бразилии,
силе и доброте

10­й сезон вашего проекта посвящен Бразилии. Какой ваш любимый его эпизод?

— Никогда не думал, что трижды поеду в Бразилию и проведу почти полгода в этой стране. Она оказалась невероятной. Особенно люблю эпизод о том, как мы побывали в гостях у моего коллеги, бразильского телеведущего, который всю жизнь посвятил программе о животных. У него дома живут тигр и тигрица. Мы провели у него два дня, наблюдали, как человек живет с хищниками. Это было очень увлекательно. Тигры живут в большом вольере, как в зоопарке. Хозяин — единственный, кто может с ними гулять. Они рычат абсолютно на всех, и все их боятся. Но хозяина подпускают. Только он может даже ударить слегка или схватить за шкуру, затолкать в клетку. Тигры его слушаются, хотя могут убить одним ударом. Почему? Он — их лидер. Животные привыкли жить в семье, стае, и он — их вожак. Учуяв его запах, тигры успокаиваются. При этом на людей, которые о них заботятся, кормят каждый день, животные рычат и бросаются. Как-то я зашел в клетку к тигрице и сделал интуитивный шаг назад, когда она на меня двинулась. Ее хозяин меня быстро прикрыл своим телом и сказал: «Уходи. Теперь опасно». Никогда нельзя бояться. Тигры, особенно тигрицы, не любят слабых.  Животным, наоборот, нужно показывать свою силу, тогда будет все нормально.

Вы видели образ жизни самых разных народов и наций. Какие ценности и качества для вас — на первом месте?

— Прежде всего, наверное, доброта и позитив. То, чего сильно не хватает дома. Вне зависимости от обстоятельств, которые тебя окружают. Было бы здорово, если бы вокруг было меньше зла, негатива и отрицательной энергии. Это и тебя делает добрее, позитивнее и улыбчивее. Все начинается с мелочей. Таких банальных, как кивнуть друг другу и поздороваться, улыбнуться, когда тебе случайно наступили на ногу, кто-то тебя нечаянно толкнул или тебе что-то не понравилось в магазине. Не начинать ругаться, как это часто происходит у нас, а реагировать с позитивом. Самая главная ценность — человек, а не какие-то предметы. Когда я вижу, как два тук-тука стукнулись, поцарапались, а водители посмотрели друг на друга, покачали головой, сказали «ача-ача», пожали руки и поехали дальше, я не могу представить такую ситуацию у нас.  Здесь, когда царапаются два бампера, а они для этого и предназначены, люди стоят с кислыми лицами, будто у них кто-то умер, — звонят по телефону и напряженно разговаривают, переживают. Можно увидеть слезы на глазах, если это женщина. Все из-за того, что просто поцарапалась какая-то пластмасса или железяка. Я привожу в пример дорогу, потому что агрессия на дорогах особенно очевидна. Ее в последние 10 лет стало гораздо меньше, но она все равно еще остается. А вот во многих других странах такого нет. Поэтому я за улыбки и доброе отношение к жизни. Я люблю людей, самых разных. Мне нравится общаться с ними. Это доставляет удовольствие. И мне очень хочется, чтобы у нас люди тоже находили возможность общаться друг c другом, видели какие-то позитивные моменты, несмотря на то, какая сложная экономическая или политическая ситуация. Для радости и счастья много не надо на самом деле. Нужен настрой. Поэтому я ценю доброту больше всего.

Новый год в тропиках, карпатский карнавал и знаки свыше

Представьте, что вы должны стать украинским гидом для ведущего тревел­шоу из другой страны. Какие три места покажете ему в первую очередь?

— В первую очередь я пригласил бы его числа 10—11 января в Карпаты. Мы снимали там подготовку к Маланке в Вашковцах и Великом Кучурове: как готовят костюмы, достают столетние маски из папье-маше, как хозяюшки двое суток подряд готовят еду. А с 13-го на 14-е там начинается сумасшедший карнавал, который, уверен, благодаря своей аутентичности, настроению, душе и украинскому характеру в чем-то даже лучше карнавала в Рио-де-Жанейро. Потом я повез бы этого ведущего в пустыню под Харьковом, в народе называемую Кицевской. Это просто уникальное место. И, конечно же, с моей любовью к восхождениям я повел бы его на вершину Говерлы, а может быть, даже на другие двухтысячники, которые есть в нашей стране: Поп-Иван, Петрос... Потому что, как по мне, наш самый уникальный регион — Карпаты.

Есть ли в вашей жизни место чуду?

— Я верю в чудеса. Но не так, как когда-то был маленьким и верил в Деда Мороза. В путешествиях происходит так много непредвиденных ситуаций, что я понимаю: наверняка есть высшая сила, которая нам иногда подсказывает, что делать, и важно эту подсказку не пропустить и прислушаться к ней. В наших поездках, учитывая график, это ежедневная история, когда возникают какие-то проблемы. Например, когда мы очень хотели улететь на очередную съемку и для нас это было очень важно, оказалось, что только что забрали последний билет. В такие моменты я, конечно, ругаюсь, я — эмоциональный человек. Говорю: «Как мы могли такое допустить?! Как мы могли не купить эти билеты заранее?» Но через несколько часов выясняется, что на самом деле там уже все неактуально. А из-за того, что мы не полетели, совершенно случайно попадем на съемку, которой вообще нет равных. Вот эти чудеса у нас стали чуть ли не еженедельными в поездках. Когда кажется, что все развалилось и рассыпалось, хочется просто закричать от отчаяния. Но вскоре мы понимаем, ради чего это все произошло.

Какое событие из ваших недавних путешествий можете назвать тем самым знаком свыше?

— Есть очень хороший пример. Я с семьей ездил в отпуск на Новый год в Азию, в свои любимые места. И попросил коллег помочь мне закачать на флешку разные хорошие фильмы. В том числе «Иронию судьбы, или С легким паром!», чтобы сделать подарок родителям. С 13 на 14 января в Таиланде я хотел поставить этот фильм на ноутбуке за праздничным столом, но в тропиках. Мои родители никогда раньше не были в Азии, поэтому хотелось сделать такой сюрприз, чтобы там было что-то знакомое им. И вот я поставил на стол ноутбук. Вставил флешку, проверил, фильм запустился. Думаю: «Отлично! Сейчас посмотрим». Рядом висел хозяйский телевизор, и я решил попробовать включить на нем. Небезопасно выдернул флешку, отыскал гнездо, стал копаться в настройках телевизора, но подключить не удалось. Подумал: «Ну и ладно». Садимся за стол, включаю ноутбук, а видео не проигрывается. Перезагрузил компьютер и вижу: это был мой рабочий диск с массой материала — видео, фото, тексты, но исчезла только одна папка — с фильмами. Мы все засмеялись. Решили, что кто-то сверху дал знак: «Вы находитесь в таком роскошном месте. Зачем вам эти фильмы? Не надо их смотреть, наслаждайтесь природой». Я понял, что это не случайно, и обрадовался.

О чем мечтаете в минуты, когда остаетесь наедине с собой?

— Моя жизнь так завязана с проектом, что я очень плохо отличаю рабочее время от личного. У меня все плавно перетекает из одного в другое. Когда занимаешься любимым делом своей жизни, очень тяжело сказать — я на работе или дома. Я всегда в жизненном процессе. Наедине с собой бываю очень часто, поэтому даже тяжело ответить на этот вопрос. Например, мы проводим в поездках по три-четыре месяца подряд. И я каждый вечер один иду в свой номер. Строю какие-то планы: близлежащие — на завтрашний день и далекоидущие — мечтаю о том, что хочу сделать через пару лет. Могу делать заметки в блокнотах. Очень люблю мыслить во время перелетов: у меня их очень много и там хорошо думается. У меня есть тетрадочка, которую я всегда беру с собой в самолет. Записываю в нее планы. Очень прикольно эту тетрадочку находить через пару лет и вычеркивать некоторые пункты, которые реализовал. О чем мечтаю? Хочется, чтобы в семье все было хорошо. И все были улыбчивые и счастливые — вот что самое главное для любого человека.

 

Анна ПАНАХНО