Александр Педан: может все и даже больше

Анна ПАНАХНО

05.02.2019 8 views

Ведущий «Нового канала», дважды любящий отец и любимый муж. А с недавних пор еще и основатель спортивного движения «JuniorZ» и видеоблогер. Все это — об Александре Педане. Не зря его YouTube­канал называется «Педан Может»: Александр действительно очень удачно сочетает все эти роли. О новогодних чудесах, семье, общественных инициативах и  работе над проектом «Эксы» — в нашем интервью.

 

От офисного работника до топового телеведущего

Александр, с каким настроением заканчивали 2018­й?

— Для меня этот год был одним из лучших за последнее время. Дети здоровы. Новый проект зашел на «Новом канале». Спортивное движение «JuniorZ» прогрессирует: в прошлом году мы объездили 12 украинских городов, тюнинговали 1 000 учителей физкультуры, провели два фестиваля. Словом, плодотворно поработали. Поэтому лично для меня год был мощным.

Вы верите в новогодние чудеса?

— Я из тех, кто записывает в новогоднюю ночь мечты на будущий год. (Смеется.) Самое интересное, что обычно девять из десяти сбываются. Поэтому да, я верю в чудеса. Также радует тот факт, что, когда находишь через год-два эти записи, понимаешь: я мечтал об очень легких вещах. И уже на следующий год задаю себе задачи посложнее.

Во время новогодних праздников большинство людей могут поставить работу на паузу. У вас была такая  возможность? Где встречали 2019­й?

— Я уже так устал работать в новогоднюю ночь, что на этот раз решил остаться дома и отпраздновать Новый год с семьей. Мы были в полном составе: я, жена, дочь, сын и собака. (Смеется.) Но для этого я должен был весь декабрь много работать.

По образованию вы менеджер­экономист. Можете представить себя в роли офисного работника? Насколько бы отличалась тогда ваша жизнь от нынешней?

— Я работал в офисе год — был руководителем рекламного отдела. Признаюсь, это была интересная и творческая работа — мы создавали рекламу от а до я: придумывали, снимали, размещали. Но я понимал: это не мое. Кайфую от работы на телевидении, от того, что делаю в соцсетях, от своих социальных проектов. Понимаю, что за пределами офиса могу сделать гораздо больше. Я уже настолько привык самостоятельно планировать свое время, что не представляю, как смогу сидеть за компьютером с 9:00 до 18:00.

Помните какую-­то рекламу, которую создали за тот год в офисе?

— Мы делали аудиорекламу для салонов мобильной связи. Было несколько роликов для населения всех возрастов. Я начитывал голоса детей и бабушек. Помню, у них была акция на телефоны с большими кнопками и гаджеты с цветным экраном. Также мы разрабатывали макеты листовок. В некоторых я снимался как модель. (Смеется.) Затем, уже когда работал на телевидении, они использовали мое лицо для пиара. Но опережу ваш вопрос, я был не против.

Реалити как захватывающая терапия,
или Правильный подкаблучник

Вы ведущий многочисленных ТВ­проектов. С какими чувствами просматриваете эфиры 10­летней давности?

— Я не смотрю даже те проекты, в которых снялся недавно. Разве что на этапе монтажа. До сих пор не очень люблю на себя смотреть. Но скучаю по нескольким проектам, потому что каждый из них — маленькая жизнь, каждый подарил опыт и эмоции. Например, «Comedy Club UА». Мы были одной семьей. И сейчас мне не хватает живых выступлений перед аудиторией. Скучаю по «Подъему» и нашей тройке. Мы были как герои американского сериала «Друзья»: много времени проводили вместе даже вне работы. Не хватает также чудесного проекта «КабриоЛето». Такой проект я бы восстановил в точно такой же компании. Хотелось бы еще раз проехаться вместе по красивым уголкам Украины.

В осеннем сезоне украинцы с интересом наблюдали за реалити «Эксы». Почему этот жанр так востребован? По­вашему, это больше развлечение или терапия?

— Зрители жаждут живых эмоций в кадре, именно поэтому реалити сегодня так популярны. А в случае этого проекта присутствует еще и практическая составляющая. Не зря в этом реалити было 10 пар. У каждой — своя история, среди них зрители могут найти собственную или историю друзей. Кроме того, отношения всегда были трендом, за которым не только интересно наблюдать — на их примере можно чему-то научиться. Поэтому развлечением это реалити я бы точно не назвал, скорее, захватывающей терапией.

Цель проекта — помочь участникам разобраться в отношениях. Что становится самой сильной мотивацией для этого?

— Они сами друг для друга и становятся мотивацией. Потому что у них два выхода: либо построить здоровые отношения, либо осознать, что они — якорь друг для друга, и разойтись навсегда. И вообще, я не противник разводов. Знаю множество случаев, когда, наоборот, это помогло построить новую жизнь, обрести счастье и остаться друзьями.

Приходилось ли вам оказываться на месте участников реалити?

— До свадьбы у меня тоже были отношения, которые я не мог описать. Вместе мы или отдельно, встречаемся или никакой ответственности друг перед другом не несем? Помню, как боялся тогда, что мы расстанемся. Сейчас это такая ностальгия! (Смеется.) Но я понял, что это также опыт, хотя и неудачный, после которого можно сделать вывод и улучшить следующие отношения. В этом проекте я использовал все знания, которые получил на шоу «Сердца трех». Психология присутствовала в обоих проектах. Но если там было желание найти свою половинку, то тут на кону уже сложившиеся отношения двух людей.

В 2018­м вы праздновали 15­летие супружеской жизни. Что помогает сохранять семейный пазл целостным?

— Моя жена! Всегда говорил, что я — правильный подкаблучник, и другим мужчинам этого желаю. (Смеется.) Каких бы успехов мы ни достигали на работе или в наших увлечениях, все равно хочется, чтобы нас встречали любящие жены, чтобы дети были счастливы, а в доме было уютно. Все эти хлопоты обычно ложатся на хрупкие женские плечи.

 

Спортоголик, который мечтает о космосе

Вы рассказывали, что довольны прогрессом «JuniorZ». Как появилось это движение? Каких еще результатов удалось достичь?

— Эта идея возникла у меня уже давно. Я захотел сделать что-то полезное и решил сосредоточить внимание общества на спорте, от которого зависят здоровье и успехи наших детей. Он помогает самоорганизоваться, найти друзей, отвлечься и тому подобное. Говорю как спортоголик, который перепробовал более 30 видов активностей. Поэтому я собрал инициативную группу «JuniorZ», направленную на поколение Z. Мы вводим в школах новые виды спорта: флорбол, фрисби, корфбол, чирлидинг и т. д. Сначала эти названия пугают учителей физкультуры, но мы объясняем им, что наконец пришло время стать супергероями, а не только героями анекдотов вместе с трудовиками. Дети должны с удовольствием посещать уроки физкультуры. Я говорил, что мы посетили уже 12 украинских городов, провели фестивали в Хмельницком и Ужгороде. Следующий шаг — еще больше фестивалей. Мы хотим, чтобы это движение перешло в школьные лиги, чтобы школьники занимались десятками видов спорта и каждый ребенок нашел что-то для себя. Все, что зависит от нас, мы делаем: объясняем, помогаем, популяризируем. Я лично приезжаю в каждый город, встречаюсь со школьниками. Мы даже придумали «педанокоины» — селфи с Педаном. (Смеется.) Я обещаю детям сфотографироваться, только если они попробуют пять видов спорта. Это их очень стимулирует. А я получаю удовольствие, видя их счастливые глаза.

А как выстраиваете отношения с дочерью? Она разделяет ваши спортивные интересы?

— Важнейшими ценностями в воспитании считаю честность, свободу и уважение друг к другу. Детей нужно уважать. Я стараюсь быть Лере другом. У нее сейчас деликатный период, и нужно быть очень осторожным. Поэтому делаю все, чтобы оставаться первым, к кому дочь придет за советом. Постоянно повторяю ей: «Что бы ни случилось, какие бы ни возникли проблемы, вместе мы все разрулим! Но только если я об этом узнаю». Меня очень радует, что дочь сама тянется ко мне. Например, в последнее время Лера увлеклась дайвингом, сейчас проходит обучающий курс. И я понимаю почему — потому что им занимаюсь я.

Прошлой осенью вы поднялись на Монблан. Что оказалось самым тяжелым на пути к вершине?

— Путь на Монблан как марафон. В какой-то момент тебе становится себя жалко. Начинаешь спрашивать: «Зачем я сюда полез?» И тогда нужно преодолеть себя! Я знал, что физически дойти до вершины способен. Хотел убедиться, насколько готов морально. Это было непросто. Но сдаваться я не собирался. Более того, пытался поддержать друзей. Включил «радио Педан» и рассказывал веселые истории. Но в какой-то момент они меня остановили со словами: «И так трудно. А тут еще ты!» Замолчать в этом путешествии было, если честно, тяжелее всего. (Смеется.) Я когда волнуюсь, много говорю. Поэтому из трудностей это все. Я привык фокусироваться на хорошем, а восхождение на такую вершину — однозначно хорошее!

Как далеко вас может завести желание острых ощущений? Что еще #педанможет?

— Педан может все! Но есть один пункт, о котором мечтаю больше всего. И я обязан это сделать — полететь в космос! Когда это станет дешевле или я заработаю столько денег, сколько нужно для полета, обязательно полечу. Но перед тем как сделать что-то экстремальное, всегда думаю о своих детях. Я несу за них ответственность, и моя миссия в этой жизни — сделать их счастливыми. Поэтому подвергать себя смертельной опасности точно не готов и не буду.

Как звучит ваше главное жизненное правило?

— Не можешь изменить ситуацию — измени к ней отношение. Это, пожалуй, единственное правило, которого чаще всего придерживаюсь в жизни.

 

Анна ПАНАХНО