Александр Лукьяненко: «Журналистике не учат, а учатся»

Наталья ХИЦКАЯ

15.10.2019 52 просмотров

Александр Лукьяненко с детства мечтал работать на телевидении: быть в центре событий, рассказывать о них людям. В 19 лет он пришел на один из украинских телеканалов и сказал: «Возьмите!» Видать, проявленная целеустремленность и честность насколько подкупали, что его, совсем юного и малоопытного, таки взяли на работу. Так и началась новостная жизнь, где не было времени на промедления. Как сегодня обстоят дела с украинскими медиа? На какие жертвы приходится идти, чтобы нравиться себе в кадре? И что происходит в жизни Александра вне экрана? Обо всем подробно — в интервью.

Арт-справка

Александр Лукьяненко родился в Харькове. Окончил Институт журналистики КНУ им. Тараса Шевченко.

Работал шеф­редактором программ «Подробности недели» и «События недели», ведущим проектов «Один репортаж», «Телеформат» и «Правила выживания». Сейчас ведет «Полезную программу» на телеканале «Интер».

Самая продолжительная рабочая смена длилась 42 часа! А когда выпадает  свободное время, любит готовить. Фирменное блюдо — тушеный кролик с розмарином.

Чужие тексты и люди — подставки для микрофона

Александр, свою телекарьеру вы начинали как новостной журналист. Какие темы были вашими профильными? Не уставали от новостного темпа работы?

— Я продолжаю карьеру в том числе как новостийщик. Только сменил амплуа и сейчас в новостях работаю за кадром. Конечно, новости — это тяжелый хлеб и достаточно напряженный образ жизни, не каждый выдержит. В какой-то момент у меня было три «дежурных чемодана» для командировок с набором вещей на неделю. Иногда я заезжал домой только для того, чтобы поменять один чемодан на другой и нестись снимать дальше. А с другой стороны, новости — это невероятно крутая профессия. Пожалуй, ни в каком другом случае вы не окажетесь в центре важнейших событий в истории страны и мира и не увидите столько интересных мест — от самых заброшенных уголков планеты до кабинетов глав государств.

В одном из своих ранних интервью вы сказали, что журналистике научить невозможно. Сейчас вы придерживаетесь того же мнения? Из этого вытекает вопрос: как стать хорошим журналистом?

— Я и сейчас считаю, что журналистике не учат, а учатся. Мастерство приходит только с опытом и с ошибками. И да, я не знаю другого рецепта, кроме того, чтобы пахать, пахать и пахать. А в перерывах между работой желательно еще читать побольше хороших книг. Потому что профессия требует на самом деле достаточно большой багаж знаний. Если вы пишете о чем-то, вам, как журналисту, рано или поздно придется стать кем-то вроде специалиста без диплома, начать глубоко разбираться в теме. Если, конечно, вас не устраивает положение человека, переписывающего для своих материалов чужие тексты, или роль подставки для микрофона.

Как бы вы оценили состояние украинской журналистики на сегодняшний день?

— Лучше, чем лет десять назад, и хуже, чем могло бы быть. Я бы сказал, что свобода слова у нас есть, а вот с объективностью проблемы. Мы не привыкли к тому, что информация — это товар, причем самый дорогой в наше время. И не привыкли за информацию платить, как это делают многие наши соседи в Европе, например. Поэтому украинская журналистика, к сожалению, достаточно бедна и часто допускает ошибки.

Имеет ли сейчас значение репутация? Или на нее сейчас мало кто обращает внимание?

— Конечно, имеет. А вот обращать на нее внимание или нет, каждый выбирает сам. Я, например, всегда предпочитаю лично составлять мнение о человеке.

Все мы знаем, что камера имеет свойство искажать внешность, что очень расстраивает. На какие изменения во внешнем виде, стиле вам пришлось пойти, чтобы нравиться себе в кадре?

— Ну вот сейчас, например, я сижу на диете и худею. Плавно и без рывков, но результативно: сейчас приходится менять гардероб, покупать вещи на размер меньше.

Как не «наедать»
себе болезни

С недавних пор вы стали ведущим «Полезной программы» — телепроекта о качестве жизни. Что для вас понятие «качество жизни»? И как можно повысить его, учитывая аспекты и особенности жизни нашего населения?

— Если брать широко, то можно долго размышлять о пирамиде Маслоу, удовлетворении сначала базовых потребностей, потребности в безопасности, любви, уважении, получении знаний и так далее. «Полезная программа» — это прежде всего про базовые потребности и чуть-чуть про все остальное. Понятно, что семейные бюджеты украинцев далеки от идеальных пропорций. Мы вынуждены слишком много своих доходов тратить на еду и другие вещи первой необходимости. Но даже в этом случае, пытаясь просто утолить голод, можно разумно подходить к рациону, не «наедать» себе болезни, за лечение которых потом придется платить втридорога (и хорошо, если только деньгами, а не годами жизни). Поэтому мы в чем-то пропагандируем здоровый образ жизни и рациональный подход.

Всегда ли качественно означает дорого? Расскажите о самом дорогостоящем продукте, который вам доводилось пробовать.

— Не всегда. Более того, если мы говорим об отечественных продуктах, которые вы покупаете в магазинах и супермаркетах, то большинство, безусловно, будут достаточно качественными. Главное, не скатываться в откровенный треш. Очевидно же, что мясо, продающееся прямо на тротуаре, протухшее молоко и гнилые овощи совсем не полезны для здоровья. И вас никто не заставит их купить, если вы сами этого не сделаете. Что касается дорогих продуктов, то, пожалуй, самым дорогостоящим был арбуз, купленный несколько лет назад на Новый год. И это было не в жарких странах, а у нас. Так что стоил он почти 80 долларов. Хотя летом такой же можно было бы купить гривен за 40.

Сейчас очень много гастрономических трендов. Какие из них вы уже опробовали и они вам зашли, а какие так и остались непонятыми?

— Я много кухонь разных стран перепробовал. Очень люблю итальянскую, французскую и китайскую. Обожаю морепродукты и острые блюда. У нас с одним моим другом есть даже негласное соревнование: когда мы собираемся компанией в одном ресторанчике, все с интересом наблюдают, у кого же из нас одно и то же блюдо окажется острее. Официантам, правда, приходится долго объяснять, что нужно приготовить действительно остро. Но мы нашли способ разъяснить, сколько чили класть: «Соус должен прожигать диван». К украинской кухне я отношусь с любовью, конечно. У нас вкусно. Но, как правило, достаточно жирно, тяжеловато и иногда вредно для фигуры, а я, напомню, сейчас на диете. А вот чего я так и не понял —  так это молекулярной кухни, для меня это, скорее, аттракцион. И массовая любовь к кофе меня тоже не коснулась — я предпочитаю хороший чай. Желательно, «эрл грей» или обычный зеленый, без ароматических добавок.

Наверняка за период выхода программы вы разочаровались во многих продуктах. Как вам удавалось абстрагироваться от негатива и различных страхов, чтобы после этого их снова начать есть? И от каких продуктов все же стоит отказаться для своего же блага?

— Я бы не назвал это «разочарованием». Просто стал еще критичнее относиться к тому, что покупаю и что ем. И стараюсь выбирать продукты, исходя из соотношения между ценой и качеством. А по поводу продуктов, от которых стоит отказаться… Ну, вот сейчас я вам посоветую не пихать майонез в каждый салат и не запекать мясо под майонезом до состояния подошвы, потому что это издевательство и над мясом, и над майонезом, и над вашим желудком. Но, думаю, к такому совету мало прислушаются. Потому что это все-таки бывает вкусно. А чтобы прислушались, надо посоветовать что-то не менее вкусное и полезное. Так вот, я бы предпочел просто стейк и много салата. А майонез — свежеприготовленный, домашний. Не менее калорийно, конечно, но точно чуть-чуть полезнее.

Имея некий багаж знаний, как бы вы оценили ваш семейный рацион (ту пищу, которой кормили вас мама и бабушка)? Какие блюда были вашими самыми любимыми?

— Бабушки кормили по принципу «ребенка надо накормить до отвала, а потом еще чуть-чуть про запас и десерт». Я теперь понимаю почему: они обе пережили войну и голод, так что в них до конца жизни был этот страх. Но, с другой стороны, это было безумно вкусно. Тем более что одна бабушка была профессиональным кулинаром. Из любимых с детства — это, пожалуй, окрошка и бисквитные пироги с творогом и вишнями.

Насколько мне известно, вы любите вкусно поесть. Считаете ли вы себя гурманом? И можно ли им стать?

— Гурманом — только в какой-то степени. И я не знаю, можно ли им стать. Хотя если не бояться пробовать новые продукты и блюда и еще немного научиться готовить самостоятельно, наверняка станете.

Моцарт — телезвезда!

В одном из выпусков программы экспертом стал ваш кот Моцарт. Это был его теледебют? Планируете ли в дальнейшем привлекать его к съемкам?

— Ну, не совсем дебют. Он еще лет восемь назад снимался в одном из моих сюжетов для новостей. Так что Моцарт — телезвезда с опытом. Но на диване перед телевизором он чувствует себя гораздо комфортнее, и я поддерживаю его в этом выборе. (Улыбается.)

Многие звезды настолько любят своих питомцев, что заводят им личные странички в соцсетях. Планируете ли вы продолжать медиакарьеру вашего пушистого друга?

— А потом его рейтинги будут выше моих и он начнет требовать увеличить гонорар... (Улыбается.)

Бытует мнение, что животные похожи на своих хозяев. Что можете сказать о Моцарте на этот счет?

— Хм… Не знаю, чем похож. Но характер у него замечательный: это такой десятикилограммовый котопес, не отстающий ни на шаг, не слезающий с рук дома и превращающийся в жесткого хищника на даче.

Скучает ли он по вам в ваше отсутствие? Какие сюрпризы вам доводилось находить по возвращении домой?

— Судя по тому, что радостно встречает у порога, стоит выйти из квартиры хотя бы на пять минут — да, скучает.  А из сюрпризов: как-то вернулся домой и обнаружил, что Моцарт научился пользоваться унитазом вместо лотка. И этот его навык очень облегчает жизнь нам всем.

Город на несколько жизней

Вы много путешествуете, но как­то признались, что больше всего любите Париж. Чем он покорил ваше сердце? Ведь многие говорят, что вся романтичность «города любви» меркнет на фоне его неухоженности.

— Для начала по поводу неухоженности. Вы с украинскими городами сравниваете?! С чего начнем: с уродских застекленных балконов, в том числе на исторических зданиях, пристроенных крылечек и прорубленных дверей, которые от работы архитектора не оставляют ни следа, с разбитых тротуаров, отсутствия привычки мыть улицы или с наглости парковаться посреди тротуаров? Париж как раз достаточно ухожен. Учитывая, что в городе туристов в разы больше, чем самих горожан. И если вечером вам покажется, что город грязный, выйдите на улицу утром и обнаружите, что весь мусор уже убран, а улицы вымыты. А вот чем покорил… Мне нравится обилие музеев, чудесная кухня и атмосфера свободы, которую не смогли уничтожить даже жуткие теракты. Да, полиции стало больше. Да, уже нет пикников на Марсовом поле. Но у французов стоит поучиться любви и к жизни, и к собственной стране, и к своему наследию. Помните же историю с Вандомской колонной, снесенной парижскими коммунарами? Она им очень не нравилась, потому что поставлена в честь Наполеона. В общем, после захвата власти коммунары ее снесли. А после поражения Парижской коммуны суд обязал их за свой счет колонну восстановить.

Вы неоднократно бывали в Париже и наверняка нашли для себя интересные места, в которые не ведут туристические маршруты. Какие ваши любимые уголки в городе и что обязательно нужно попробовать, находясь там?

— Я бы не назвал их совсем нетуристическими. Мне очень нравится бродить по тихим улочкам в 7-м округе, очень нравится Марэ за свою свободную и творческую атмосферу. И самое любимое место — это, пожалуй, площадь Вогезов. Еще я очень люблю блошиный рынок в Сент-Уане, это пригород Парижа. Туда стоит съездить, даже если не собираетесь ничего покупать. Такого обилия интереснейших старинных безделушек и просто поразительных вещей вы не найдете больше нигде в мире. Как-то раз я видел там кинокамеру 1899 года выпуска, какие-то потрясающие сервизы  XVIII—XIX веков. А в одной из лавок там продавались торпеда, древнеегипетская статуя, и даже — жуть какая, представляете? — инструменты инквизиторов и череп индейца. В общем, если хотите необычный шопинг — вам туда. Еще очень рекомендую Музей авиации и космонавтики в Ле-Бурже и Музей науки и индустрии в Ля-Виллет. Просто чтобы осознать, что Франция не только круассаны с шоколадом и Лувр, но еще космос, авиация и непревзойденная инженерия.

Какое ваше самое яркое воспоминание/приключение, связанное с этим городом?

— Мое знакомство с Парижем много лет назад началось с инцидента с парижскими карманниками. Очень вежливыми, кстати. Один из них поддержал меня у пешеходного перехода, когда я споткнулся. И, так сказать, взял за свои услуги 250 евро.

Чему нам стоило бы научиться у французов?

— Прежде всего — бережному отношению к своей культуре, истории, трезвой их оценке и умению признавать ошибки. Ну и чувству самоиронии, наверное.

Всем известна фраза «Увидеть Париж и умереть», символизирующая мечту, которую хочешь всеми способами воплотить в жизнь. Возвращаясь туда вновь и вновь, о чем мечтаете вы? На что вас вдохновляет этот город?

— Ну, конечно, я мечтал бы о квартире в Париже с видом на что-нибудь приятное, типа церкви Мадлен или набережной Сены. С другой стороны, пока это не реально. А возвращаясь туда, я каждый раз открываю этот город заново. Его точно хватит на несколько жизней.