Logo art-mozaika
Группа в контакте Группа facebook

Интервью 

Путь к живому театру Юрия Евсюкова

Путь к живому театру Юрия Евсюкова

28 января 2013 г.


Заслуженный артист Украины Юрий Евсюков знаком многим нашим читателям как замечательный актер, сыгравший в кино несколько десятков ролей. Театралы же не перестают восхищаться им как мастером трагикомедии, способным из смешного сделать грустное, а печальным развеселить. 17 января актер Харьковского государственного академического театра им. Шевченко отметит 65-летний юбилей. О чем сегодня думает, чем дышит, чем живет, Юрий Степанович рассказал нам в интервью.

«Вы не пишите обо мне много, скромненько, а то «забронзовею» — начал наш разговор Юрий Степанович. — Честно говоря, я интервью не даю, и не потому, что кокетничаю. Это большая ответственность. Просто все как-то банально и все о себе любимом. Я человек больше в минусах. Уж я себя знаю к своим 64 годам. Все наши комплексы из детства. А вот этим, которые в плюсах, им более импонирует туда попадать и светиться. Может, это хорошо и нужно, я не знаю. Но чтобы туда попасть, нужно что-то сказать, чтобы было интересно для других. Мне, наверное, только языком сцены, а в жизни… Начинают рассказывать, как они в детстве баловались, игрались, мечтали — ну кому это нужно? Есть, конечно, люди с высокой планкой. Мне бы было интересно, как пришли в театр Леонов, Евстигнеев, их путь. Но это мое личное к этому отношение».

Чтобы стучало…

Может, потому что вы скромный человек?

— Нет, это тот случай: когда меня ругают, я отношусь к этому нормально, а когда хвалят, я просто съеживаюсь. Это у меня по жизни такая данность. Это не плохо и не хорошо.

И, тем не менее, зрители вам очень признательны, многие театр открывают для себя с какой-то конкретной вашей роли. Например, в «Дуже простій історії» по пьесе Марии Ладо, постановке Андрея Бакирова. Это спектакль-очищение, который меняет людей в лучшую сторону, хотя бы на время…

— Конечно, это хороший драматург. Но когда нам прочли на русском языке эту пьесу: свинки, собачки, котики… «Дед Мазай и зайцы» какой-то. Может, ТЮЗ? Хотя 08evsukov 01я сам из ТЮЗа и считаю, что всех студентов надо бы через ТЮЗ прогонять, чтобы нарабатывали игровую ткань, импровизацию, а не отсебятину пошлую. Я скажу, что сегодня у нас таких режиссеров, как Андрей Бакиров, нет… Жолдак — это немного другая режиссерская субстанция. А Бакиров занимался актерами, драмой в театре. Это тот случай, когда актеру интересно и хочется идти на работу. А сейчас соприкасаешься с тем или иным материалом — они не плохие и не хорошие, они такие, какие они есть. Как сказал мой шеф АнатолийВасильев (Российский театральный режиссер, педагог. — Прим. авт.) шахматным сленгом: «Серые начинают и выигрывают». К сожалению… То ли это все деньги сожрали и продолжают жрать. Главное, чтобы души не сожрало. Тогда уже точно будет конец света, а не, как обещали, 21 декабря.

Как сейчас говорят: «Понти — велика сила!»

— Да. Это территория тщеславия и амбиций. Из-за этого коверкаются души.

А театр лечит души?

— Он лечит зубную боль! Выходишь на сцену с болью — и она проходит. Если, конечно, концентрация есть, включаешься в тему, чувствуешь партнера и не занимаешься залом. Я всегда говорю своим студентам: «Не занимайтесь залом, хотя знайте, что он есть». Это и произношение текста, чтобы не под себя монолог был. Но заканчивается спектакль, заходишь в гримерную — и зубная боль возвращается. Сцена — это парадокс. Иногда она может вылечить, а иногда можно получить травму. Особенно на спектаклях Жолдака. Там было много травм… Но он человек талантливый. Он искал путь к живому театру!

А что такое «живой театр»?

— Эта тема очень неоднозначная. Мы делали отрывки в ГИТИСе, и на плохие работы Васильев говорил: «Вон отсюда, это к Виктюку или в Тамбов!» Ну, к Виктюку — где пОшло (это образно, конечно). Но почему в Тамбов? И только потом я узнал, что именно в Тамбове был первый русский крепостной театр. Такой себе «Нафталин Нафталинович Нафталинов».

А живой театр… У нас почти все театры мертвые. Но это мое личное, субъективное мнение. Должна быть команда, которая дышит одним воздухом, во главе с художником, который берет краски людей и пишет картину. В театре есть главные З Тобою _ Без Тебекраски, есть полутона. Это нормально. Нельзя сказать, что этот актер лучше, этот хуже — он просто другой. Когда играют два разных состава, это совершенно разные спектакли. Потому что собираются разные планеты. Для меня люди — это планеты, и это не я сказал, здесь я вторичен. Например, фильм «За двома зайцями». Ведь Иванов больше ничего хорошего не снял. Просто так сошлись звезды — и пуля вылетела.

Но о живом театре. Такой театр живет лет 10—15, и потом нужно горшок разбивать и лепить новый. Это наш Хозяин так сказал: нет ничего более постоянного, чем временное. Театр — это живая ткань, пэтому он еще живет, если вспыхивает искра. Она бывает большая, маленькая, в зависимости от автора, актеров. Если между зрителем и актером проскакивает такая искорка, значит, что-то произошло на сцене. И когда все правильно сложено режиссером вместе с командой, то там будет философия. Тогда зритель выходит из зала, и эта философия начинает работать. И если через неделю, через две, то это живой театр. А если как в американском кино — красивые фейсы, яркие типажи — то, что они для третьего мира сбрасывают, тов ыключил телевизор и думаешь: «Что же я смотрел? А о чем?» А оно не стучит… Мимо. Хотя у них же есть хорошие фильмы, актеры. Джек Николсон для меня номер один, это просто чудо, феномен! Но я не люблю американское кино, мне ближе французское, итальянское.

Обыкновенное чудо

Вас называют королем трагикомедии. И это, пожалуй, самый жизненный жанр. Кто для вас был примером?

— Нам, студентам, Васильев говорил, и я своим теперь говорю: чтобы выйти на свою природу, надо сначала опереться на кого-то. Только не на западных, а на наших, славянских. Но однозначно ты не будешь ни Евстигнеевым, ни Смоктуновским. Но опереться внутренне, а потом уже выйти на своего в процессе работы. 

А как это было у вас?

— У меня было сложно. Я вообще хотел быть клоуном. Моим кумиром был Юрий Никулин. Я любил по детству валять дурака, скоморошничать, всех веселил. А как только с девушкой рядом встать — так уши-щеки краснеют, слОва сказать не могу. Это из тех парадоксов, как Неелова сказала: «Я была очень стеснительная и реализовалась в своих персонажах». Есть маска, а есть имидж. Маска — это как американская улыбка, которую репетируют с пяти лет. А имидж, созданный изнутри, материализуется. И человек уже ничего не может сделать — он просто ведет его по Сус _д - ДУЖЕ ПРОСТА _СТОР_Я (2)жизни. Но это уже другая тема, однако она очень соприкасается с театром. Я вообще не любил театр. Когда проходил мимо афиш — а там эти возрастные актрисы, которые играли молодых, эти позы картинные. (Встает в «картинную позу».) Противно так было на все это смотреть, фу…

Но вы все-таки стали актером!

— Это длинная история. Нужно две бутылки водки и без закуски. (Смеется.) Шучу, конечно. Путь у меня был долгий. И электриком я успел поработать… С годами (хотя я не старый, я давнишний!) пленку прокручиваешь назад и понимаешь, что ТАМ все написано. Но мне еще фраза нравится: твоя судьба — твой характер. Это чуть ли не аксиома. По опыту насмотревшись, анализируя, убеждаешься, что таки программа есть. Но прочитать ее может только человек чистый, который чисто это делает. Не шарлатан. Однако зачем? Вот вопрос. Не надо, наверное, не надо… Мы в будущее входим — мы его не делаем. И конец света придет, что никто и знать не будет, так Отец написал.

Вы играете в основном добрых, мягких людей. А какой вы в жизни? Ведь Козероги — люди честолюбивые и решительные.

— Я Козерог на исходе. А вот сыночек мой Степан — он самая середина: 31 декабря родился, в девять часов вечера.

В общем, вы не ангел!

— Ну что ты! Нет, конечно, я всякий! Глупо говорить о себе, что ты белый и пушистый. Но у всех Козерогов есть одна такая приметная черта — упрямство. Вот это их черта, с которой они порой справиться не могут! А я уже давно справляюсь, потому что я на исходе и, может, даже уже в Водолее нахожусь (что-то мне говорил астролог). Но знаки не настолько нас прессуют, сколько наследственные черты характера. Вот они и стреляют. Мы же не берем все, что получаем, волей и культурой, которая у нас, к сожалению, на уровне плинтуса… Не страшно, что мы унаследовали, страшно, если мы с этим не боремся. Как сказал испанский Ксанф - ЕЗОПдраматург Педро Кальдерон: «Величайшая победа — это победа над собой». Я это понял, когда бросал курить. Хотя я занимался боксом, пока мне нос не разбили и врач не запретил дальше заниматься. Но самым моим любимым видом спорта была легкая атлетика! Легко взлетал на девятый этаж птицей. А потом на пятый еле-еле в 40 лет взбирался… Но помог мне Господь, я это точно знаю. Не буду впадать в прелесть, это грех большой. Я ж не мой любимый Григорий Сковорода, который в миру остался: я нахожусь на территории тщеславия...

Много раз бросал я курить. Даже после фолликулярной ангины сразу побежал пачку сигарет покупать. Причем курил только сигареты без фильтра. Дни считал, по сигаретке в день, какие-то таблетки глотал… Все мимо! Потом сказал себе: «Все, Юра, нет у тебя ни характера, ни силы воли — кранты!» И был день такой, затмение то ли Солнца, то ли Луны, — меня кидало из стороны в сторону от давления, ходил, как морячок по палубе. Я прямо на сцену лег и говорю: «Господи, помоги!» Так, как надо по-настоящему молиться. Тогда это слышно. И помогло. Проснулся утром и больше не курю. Вы смотрите на человека, с которым случилось чудо! Но люди просто не понимают, как чудеса происходят, они воспринимают все как данность. Сами происходят от капельки и не понимают, что все вокруг нас, — это чудо. Вот это меня больше всего волнует, а не то, что обо мне напишут. Чтобы громко о чем-то заявить, нужно иметь на это право — нравственное. Я на кафедре студентам так и говорю.

Родиться, чтобы умереть?

Вы много снимались в кино, и сегодня вас приглашают.

— Да, снимаюсь. Сейчас меня снимают старым евреем. Раньше играл пьяниц, бандитов или таких полуинтеллигентов. А первым был фильм, который снимали в Харькове, — «Березовая ветка» по пьесе Юрия Визбора. Он же и сценаристом был.

Режиссерам с вами работать комфортно? Вы актер-«пластилин» в руках постановщика или актер-соавтор?

— Ты хорошо сказала! Понимаешь, мне бы лучше за лидером. Я по природе своей не лидер. Мне поступали предложения и в Москве остаться, но я отказался, потому что понял, что у меня нет локтей. Образно, конечно. Есть люди, которые умеют себя подать, коммуникабельные, могут разными путями пробиться, сделать карьеру, чтобы быть на плаву, чтобы о них писали. А если о них не говорят, они начинают страдать, многие начинают пить… Такая вот жизнь, посвященная черт знает чему. Ну разве ради этого человек рожден? Хотя я и сам не знаю, какая она — истина рождения. Извините, спать с женщиной, кушать и ходить в туалет — ну не ради этого мы здесь, это уж точно! Это все по горизонтали, а по вертикали что-то другое должно быть. Юр _й Маркович Круглик - ЗАКОН (1)Истину нам не дано познать. А сама жизнь нам дана, чтобы мы ее в процессе всей жизни познавали, но, так и не познав, уйти. Но КАК познавать — вот вопрос! Один — негодяй, другой — святой. Как говорят, пока есть на земле хоть один святой, который молится за всех нас, не будет Апокалипсиса. Вот такие вещи мне интересны. Пространство, время, путешествия... А вот это — собой заниматься — это такая пустота, глупая трата времени. 

У меня есть собака, лабрадор Чак. Это мой дружбан. (Его мне Жолдак подарил. Мы, кстати, с ним учились на курсе у Васильева.) Беру пиво, он садиться напротив, я ему говорю, например: «Как ты относишься к Обаме?» Он смотрит, головой мотает — все понимает, вот только сказать не может. Потому что все будут приставать: «Скажи, скажи!» Они классные, братья наши меньшие, без них плохо… А бывает, говорит кто-то: «Мне люди надоели!» Вот это нехорошо звучит. Это не надо озвучивать. Слова материальны! Устал — езжай в деревню, в пУстынь.

Водолазы искусства

Юрий Степанович, близится ваш юбилей. Как планируете праздновать?

— Все скромно, по-домашнему. Бывает, друзья приходят. Я не люблю шумных компаний. У людей какое представление? Сейчас мы пригласим актера, он нам все расскажет, развеселит. Конечно, по юности я скоморошничал, а сейчас уже как-то по-другому реагируешь на эти дешевые хохмы. Не потому, что это плохо, нет! Я люблю остроумных людей, но самому уже по поводу из без повода кривляться… Хотя можно и с позиции возраста хохмить, в Деда Мороза переодеться. Но есть люди, которые хотят быть всегда в центре внимания. Другие, наоборот, стараются остаться в тени, больше слушать. Бывает, еду в поезде, попутчики спрашивают: «А какая у вас профессия?» «Художник-декоратор в театре», — отвечаю. Сильно врать-то не хочется. Я так, для себя, малюю немножко, поэтому могу рассказать немного о красках, композиции, об акварели… 

Это же самая сложная техника!

— Конечно! Ого-го! Вот мне говорят: «Вы же любите театр больше всего!» Кто вам сказал, что я люблю театр? У меня на первом месте как высшая субстанция искусства музыка. Потом живопись, потом проза, поэзия, кино и уж только потом театр. 

Современное кино вам интересно?

— Голливуд мы в расчет не берем: они там все сытые. Французы смогли из-под их гнета выскочить, ввели налог на кинематограф. Кстати, моего шефа Васильева «Фанфан-тюльпан» сподвигнул заняться спортивным фехтованием. Я когда общаюсь со студентами, говорю себе: «Юра, если ты будешь старый, ты будешь Березовая Ветка , 1987неинтересный». Поэтому нужно быть в курсе того, что происходит. Но когда смотришь все эти сериалы, в которых я тоже снимался… 

Кушать-то хочется!

— Правильно! Чтобы заработать денег! Меня вызвали на кинопробы к Феде Бондарчуку в «Обитаемый остров». У меня было очень сильное желание: он такой харизматичный человек. Короче, я не прошел и был немножечко расстроен. Но, как мне кажется, фильм не получился, что-то он намудрствовал там. Хотя и парня какого красивого нашел — женские грезы. Слава Богу, что Россия рожает таких ребятишек. У нас талантливые актеры всегда были, есть и будут. А вот режиссуры в Украине нет… Уезжают мастера в Москву: там платят лучше. А у нас краски сами себя рисуют на полотне. А нужен художник! Ушли Эфрос, Товстоногов, Ефремов, Фоменко — мастера, у которых хотелось работать. Остался один Додин. У Васильева посчастливилось поработать, но это было нелегко! Я и полысел, и поседел. Мы его называли Водолаз: он «нырял» глубоко. Погружение материала пьесы, а если это кино, то сценария — и оттуда какие происходят брызги! Вот на этом фоне он делал декорацию, оформление. При Васильеве был такой театральный монастырь — год за три шел. А сейчас это дом отдыха им. Шевченко. Я тебе серьезно говорю — хоть верь, хоть не верь!

Васильев сейчас в Париже преподает. Кстати, был курьезный случай, связанный с его фамилией. В конце 80-х мы три года катались по миру со спектаклем «Шесть персонажей в поисках автора» Луиджи Пиранделло. В Милане смотрим газетный разворот: «К нам приехал Васильев» — и фотография артиста балета Васильева.

Как Луну озеленять

Говорят, вы непревзойденный рассказчик актерских баек. А сами вы любите принимать участие в розыгрышах коллег?

— Это надо, конечно. Шутить, анекдоты рассказывать. Даже самые серьезные спектакли надо ставить весело. Театр — это же игра! Раньше в театре пили и играли. Актер у нас был (его уже нет с нами), так он говорил: «Да, Юрок, оце Semyaраніше актори пили і грали, а зараз не п’ють. Краще б вони пили...» Раньше было вино дешевое. Например, красное за рубль семь пьешь: «Какое вино! И за рубль семь! А пьется, как за рубль семнадцать!» Вообще ну ее — эту тему алкогольную. Она нехорошая. «А чего ты не пьешь?» — «Завязал.» — «Чего?» — «Пить не умею!» Вот это класс! Понял, что пить не умеет!

В спектакле «Дуже проста історія» ваш герой умирает, чтобы в этот мир пришел новый человек, и становится ангелом. Спасал ли вас кто-то в жизни или, может, вам приходилось кого-то выручать в опасной ситуации?

Может быть, морально, каким-то советом, но никаких подвигов не было. Всегда старался людям помочь. А спасти… Физически нет, и дай Бог, чтобы все жили и были здоровы. Когда к тебе обращаются за советом, подумай, а имеешь ли ты право на совет. Кого-то учить, перевоспитывать — это как Луну озеленять. Дай Бог мне с собой разобраться. 

Я студентам говорю: «В театре не должно быть друзей — только партнеры!» Ведь все живые люди, может, например, произойти конфликт. И вся эта энергия конфликта выйдет на сцену! И будет видно невооруженным глазом, что люди не в теме. А зритель не виноват! Люди купили билеты, красиво оделись, пришли в театр отдохнуть от этого черного ящика. А тут такое… Поэтому только партнеры, нужно сохранять дистанцию. Конечно, правила хорошего тона никто не отменял. Это территория, где нужно служить театру и зрителю. И все! У меня есть определенный круг людей, с которыми мне интересно. Мы общаемся, планируем какие-то путешествия, археологические раскопки. У меня, кстати, была мечта стать геологом или археологом. Люблю я эти процессы прошлого!

Роли в спектаклях: 

«Закон», Юрій Маркович Круглик

«РеVIзоР. Містична комедія», Йосип, слуга

«Дуже проста історія», сосед

«Дорогоцінна Памела», доктор

«Сон літньої ночі», Пiтер Клинець

«Спокуса по-італійськи», Аттилiо

«З тобою i без тебе», Сем

Фильмография:

2012 — «Страсти по Чапаю»

2011 — «Ласточкино гнездо»

2011 — «Зарево»

2011 — «Возвращение Мухтара-7»

2011 — «Весна в декабре»

2010 — «Маршрут Милосердия»

2009 — «День побежденных»

2009 — «Возвращение Мухтара-5»

2006 — «Дурдом»

2005 — «Новогодний киллер»

1998 — «Тупик»

1997 — «Седьмой маршрут»

1995 — «Дорога на Сечь»

1991 — «Ниага»

1987 — «Голый»

 
 

Автор: Елена СЕКИШОВА

Пенелопа Крус ждет второго ребенка

Если верить слухам, актриса на третьем месяце беременности. 

Солнечный круг

Защита кожи от негативного влияния солнечных лучей необходима как в жаркие, так и в пасмурные дни. В этой статье мы попытаемся объяснить, почему же это так важно, и, соответственно, подсказать, как выбирать косметику с SPF-фактором для ежедневного ухода.

Третий "Дневник Бриджит Джонс" увидит свет в ноябре

Первый тираж книги составит 250 тысяч экземпляров.

«Бумбокс» лично пригласил поклонников на «Последний Zвонок Fest 2013»!

Певец бьет рекорды по количеству подписчиков.

Мозаика

 
Арт-мозаика

© 2011-2018 "АртМозаика". Все права защищены.

Копирование, публикация, распространение материалов сайта разрешается с письменного разрешения редакции.