Logo art-mozaika
Группа в контакте Группа facebook

Интервью 

Человек-праздник Илья Ноябрев

Человек-праздник Илья Ноябрев

28 января 2013 г.


Сегодня не буду утомлять вас долгим вступлением. Скажу только одно: это, пожалуй, одно из самых приятных для меня интервью за все годы работы. Во-первых, несмотря на статус нашего героя, договориться о встрече не стоило больших усилий: ни тебе постоянных отговорок, ни переносов, ни срывов. Во-вторых, общение было настолько интересным, непринужденным и доброжелательным, что мне даже не хотелось прощаться. Мне остается надеяться, что телеведущий, режиссер, писатель, телепродюсер, актер и сценарист Илья Ноябрев покорит и ваше сердце...

Нежное искусство

Илья Яковлевич, относительно недавно у вас был день рождения. Поздравляю вас!

— Ничего себе. У меня каждый год день рождения!

Но в этом году все-таки юбилей…

— Кто сказал? Это обманка, какой юбилей. (Улыбается.)

В любом случае, хочу пожелать вам крепкого здоровья и здоровья всем вашим близким.

— Вот это другое дело. Спасибо большое!

Не буду спрашивать, что и кто подарил, но, может, поведаете нам о самом интересном презенте?

— Вы будете смеяться. Я год назад супруге подарил iPad. А меня на самом деле в этом инструменте радуют программки с рисованием. Я с планшетом в любых ситуациях могу делать какие-то наброски, что-то рисовать, поэтому втайне мечтал DSC03250стащить ее iPad. (Смеется.) А в этом году уже она мне подарила планшет на день рождения. Поэтому это было практически исполнение всех заветных желаний, больше ничего и не хотелось.

А сложно было научиться работать в этих программах? Ведь ручкой или карандашом, наверное, привычнее орудовать?

— Нет, не сложно. У меня же первое образование живописное. Вы знаете, есть определенная прелесть в том, что ты рисуешь рукой. Ведь рука художника, как и рука музыканта, без тренировок забывает навыки, как и в любом ремесле. Мне, например, тяжело уже ручкой писать, я начинаю вспоминать, как это делается, потому что в основном работаю на компьютере. Точно так же с рисованием. Поэтому в этом смысле ты рисуешь без посредника: нет кисточки, нет карандаша, и ты понимаешь, что от твоих нежных прикосновений что-то рождается. (Улыбается.) Это интересно.

Вообще с годами меняется чувство ожидания праздника, например дня рождения?

— Честно говоря, я даже и не помню, когда ожидание дня рождения у меня вызывало какой-то трепет. Не знаю почему. Я не очень люблю, когда мне уделяют слишком много внимания, особенно неискреннего. Кто-то действительно искренне хочет тебя поздравить, а кто-то делает это формально, потому что нужно поздравить. Я так насмотрелся на все эти формальности, что меня это не впечатляет. К сожалению, так мало праздников осталось: поотнимали все детские праздники (я имею в виду ритуальные), к которым мы привыкли, остался практически один Новый год. Меня всегда в праздниках манила подготовка к ним. Сам праздник у меня каждый день благодаря профессии.

Странно и смешно

Илья Яковлевич, в одном интервью вы сказали, что всю свою жизнь боретесь со скукой. После появления на свет Софии эта проблема, наверное, отпала?

— Конечно, конечно, на какое-то время отпала. Какая же скука, когда ты приходишь с работы, а ребенку хочется общения! Она же не дифференцирует, устал ты или нет, ей хочется внимания. Вчера мы читали стихотворение Агнии Барто «Сонечка». Самое главное, что это про нее, про Сонечку, которая все время жалуется на что-Фото -а 085то. (Улыбается.) Так вот, вчера я его читал раз 20, до дыр. Еще раз и еще раз. (Смеется.)

Ну говорят же, что на детей силы берутся неизвестно откуда, как второе дыхание открывается.

— Да, конечно. Самое главное, что когда вам чего-то хочется, но вы понимаете, что для вас это затратно, например с точки зрения физической нагрузки, то вы это делаете через «не хочу». А когда маленький ребенок просит, то никаких вопросов или споров не может быть. Мы недавно с супругой вспоминали, что первый год, который считается самым сложным, пролетел. Мы думали, что будет хуже. Но как-то втянулись, и нормально. Совсем не хлопотное это дело. Вообще ей уже год и десять месяцев. С ней разговариваешь — она отвечает. Совсем взрослая. (Улыбается.)

У родителей, работающих на телевидении, часто спрашивают, как дети реагируют на них, когда видят на экране. Соне нравится наблюдать за папой по телевизору?

— Я так понимаю, что для нее это странно. Она узнает меня, Валеру Чигляева, потому что он ее крестный. Ей вообще смешно, она с детства смеется над этой странностью, что ты здесь и там. (Смеется.)

Когда поведет…

Илья Яковлевич, вы провели огромное количество интервью, вас называют одним из лучших в этом жанре. Скажите, а случались откровенно провальные «собеседования»?

— Ну, если говорить про интервью провальное с обеих сторон, то нужно узнавать у того, кто давал интервью. Наверное, было что-то не так. Для меня некой творческой неудачей было интервью с покойным Семеном Фарадой, несмотря на то что он якобы веселый, остроумный человек был. Но что-то мы как-то не договорились ни о чем: то ли я большего ожидал, то ли еще что-то. Странное интервью было с Машковым, немного нервное для меня. Остальные интервью, даже изначально обреченные на провал, получились успешными, например с Юрским, Чуриковой. Потому что они не были к этому готовы, и пришлось во время интервью все перетягивать на свою IMG_6935землю. Было забавное интервью с Иваром Калныньшем, который в то время на все вопросы отвечал «да» или «нет». Мои заготовленные вопросы закончились за 30 секунд, а дальше была импровизация. Мне это нравится.

Кого на украинском телевидении назвали бы лучшим в этой области?

— Мне нравится Юлия Литвиненко — ведущая программы «Позаочі». Она умница, очень тактичная. Видно, что она — журналист хороший, потому что качество вопросов очень хорошее. Я не хочу обижать коллег, мол, кто-то лучше, кто-то хуже...

Вы — главный продюсер НТКУ, автор и ведущий трех проектов. Чем еще сейчас живете?

— Надеюсь, весной буду снимать кино, два новых интересных проекта. Не буду растекаться по древу, сейчас в работе. Один необычный проект мы делаем с Валерой Чигляевым — надеюсь, что будет забавно. Один проект — музыкальный — сейчас пытаемся запустить с Олегом Скрипкой. Это то, что из телевизионного. И еще книгу пишу по заказу — кулинарную. Как ни странно. К ней же сам делаю иллюстрации. Ну вот, думаю, этого на первые полгода хватит.

У меня, несмотря на то что на дворе XXI век и нас окружает огромное количество гаджетов, сложился стандартный образ писателя, вернее человека, находящегося в состоянии создания книги. Мне кажется, этот процесс должен проходить в кабинете с большим деревянным столом, множеством книжных полок и настольной лампой. А в какой обстановке пишете вы?

— В принципе ваше представление похоже. Я не знаю, как у кого, но я всегда очень легко пишу начало. Потом наступает полнейший, беспросветный ступор. Я не понимаю, что дальше, как и зачем. Конструкция не вырисовывается, все ломается. Это очень сложный период, и он может затянуться. Я когда-то писал пьесу — так этот период затянулся на 23 года. Сейчас у меня есть, скажем, штук пять вещей, у которых по 20—30 страниц написано, и все, я остановился. Я жду какого-то времени, когда вдруг поведет, когда муза соблаговолит спуститься и взмахнуть чем-то над моей головой, и тогда начну писать. А по поводу условий… Когда ты уже вошел и пишешь, особенно ближе к финалу, когда сами герои разговаривают, ты только записываешь. Тогда уже абсолютно безразлично где. Можно, как Хемингуэй, сидеть в кафе. Я одно время так и делал — садился в кафе, в уголке. Тут шум, гам, тарарам, а я совершенно спокойно пишу. А бывает, что нужно просто уединиться. Ну, вот это хорошая штука, она мне тоже нравится — когда свет настольной лампы. Булгаков же говорил, что нужно положить листочек бумаги, на него направить луч света и сидеть и ждать, когда там появится изображение сцены и герои сами начнут ходить и разговаривать, а ты будешь сидеть и записывать.

Игры, в которые играют мужчины, или Век консервов

В одном интервью вы признались, что хотели бы снять фильм о детских годах на Подоле. Осталась у вас еще эта мечта?

— Вы знаете, она осталась, но я думаю, что она вряд ли осуществима. Сейчас так проблематично доставать деньги на все это. Я в прошлом году закончил сценарий по DSC03611заказу израильского кинофонда — полный метр, очень забавная история получилась. Но очень сложно искать деньги, потому что сейчас в ходу стрелялки и все остальное. Поэтому я стараюсь компенсировать чем-то другим — вот пишу кулинарную книгу, это практически о моем подольском детстве. У меня не просто рецепты: каждое блюдо — это маленькая новеллка, вытекающая в рецепт.

Может, потом последует и программа кулинарная?

— Может быть. Почему нет? (Смеется.)

Бытует мнение, что все мужчины — дети. Согласны с этим или нет?

— Конечно. Только части тела у них крупнее. (Улыбается.) Мы же доверчивые, женщины с нами что хотят, то и делают. Конечно, мы дети. 90 процентов мужчин любят играть во что-то. Окружают себя играми: компьютерными, карточными, волейбол — разными, не имеет значения какими. Мужчине все время нужна игра и состязательность.

А вы во что играете?

— У меня сейчас нет на это времени. Я игры себе придумываю сам. Я пишу что-то или снимаю — и для меня это игра.

Возвращаясь к вопросу о фильме про ваши детские годы на Подоле. Как думаете, смогли бы современные ребята передать дух того времени?

— Спасибо, вопрос хороший очень. Я вам скажу почему: на самом деле у нас не очень получается погрузиться в эпоху. Не знаю почему... У американцев это получается, они делают ее настолько достоверной. Вот берут, например, 1920 год — у них это будет 1920 год от шнурков на ботинках до галстуков и заколок. И актеры у них точно вливаются — я не знаю, что они для этого делают, как их готовят. У нас когда-то это было, когда в почете была система Станиславского. Сейчас из-за спешки, из-за жуткой пагубной сериальной лихорадки все примитизируется. 20-й год — это же совершенно иное время. Такой режиссер, как Алексей Герман, оторвал бы им и головы, и уши, поэтому он так долго снимает свои фильмы и добивается этой достоверности. Когда я вижу истерзанного войной солдата в наглаженной гимнастерочке, не попотевшей, как-то сразу и веры нет к этому солдату. И не война это вовсе. Достоверность — это результат труда. А смогли бы дети? Вы знаете, если вы посмотрите какой-то старый фильм — ну совсем старый, довоенный, скажем, вы обратите внимание, как там радуются искренне люди. Если они радуются, то они радуются так, что ты радуешься вместе с ними. Наши изображают, как радуется человек, а они радовались. Они были голодные, DSC03843неустроенные, утомленные войной, ожиданиями, может, напуганные сталинским режимом, но что-то заставляло их быть абсолютно искренними, выкладываться. Но у нас, к сожалению, сейчас это редкость.

Наверное, перестаем ценить то, что имеем, и, соответственно, радоваться этому.

— Мы живем в век консервов, как бы мы ни говорили — с ГМО или без ГМО. Я помню, что у нас в доме была мясорубка, но часть блюд готовилась фикачом, то есть рубили. Котлеты рубились, а не пропускались через мясорубку, фаршмак рубился. А сейчас нам лень так готовить, через комбайн пропустили — и готово. Возможно, так и вкусно, но это уже что-то другое. Вот я поэтому не очень люблю салаты. Если это помидор, то мне нравится целый взять в руку, посолить и насладиться.

Творческие симптомы

Люди кино, театра и телевидения постоянно находятся перед выбором — творческая самореализация или заработок. Насколько возможно гармоничное сочетание этих двух составляющих?

— Я не вижу в этом большую проблему, потому что так было всегда. И в советское время очень многие люди работали на нелюбимых работах, но в свободное время ходили в народный театр, писали стихи. И если мы сейчас поднимем список каких-то известных авторов: Григорий Горин, Арканов, Бродский, Платонов, то обнаружим, что Платонов был дворником, Арканов и Горин — врачами скорой помощи. Но это же не мешало им заниматься настоящим, своим, делом и добиться в этом чего-то пристойного. Понимаете? Поэтому это все рассказки. Я знаю таких людей, у меня много таких коллег, которые больше ничего не делают, кроме того как монтулят эти бесконечные сериалы. Но, значит, их все устраивает. Творчество — это же всегда болезнь, внутренне тебя распирающая. И пока ты это не выплеснул на бумагу, на холст, на инструмент, ты не будешь спать, не будешь есть и т. д. А если человек понимает, что ему нужно только зарабатывать деньги, он знает, что с ними делать и ему не тошно от этого, — ну замечательно, пусть так и живет. Ничего наше искусство не потеряло. (Смеется.)

То есть человек, который хочет, всегда найдет путь, способ и средство?

— Естественно. Он будет писать на клочках бумаги, на манжетах, напевать, петь песни на улицах. У меня есть приятель — очень крупный бизнесмен, но это не мешает ему натягивать шляпу на глаза, чтобы никто его не узнал, и выходить на Хорватия 392улицу играть со своей небольшой группой.

Вы же тоже когда-то с поста управляющего в банке ушли в принципе в никуда, на телевидение?

— Конечно, и был очень сложный период в материальном плане. Я помню, за первую мою работу на стороне в качестве ведущего (я имею в виду, когда я был уже телевизионным человеком), мне заплатили 100 долларов. Это было счастье.

Хвосты, уши и шерсть

Как переносите зиму? Не прячетесь от нее в теплых краях?

— Я зиму люблю. Она мне даже больше по душе, чем жаркое лето. И вообще я считаю, что обманывать организм нельзя. У меня было пару попыток съездить в теплые края в зимний период. Я понял, что это мстительная штука. Ты туда приехал — акклиматизируешься; назад возвращаешься — начинаешь болеть. Для меня это дискомфорт.

Любите вообще путешествовать?

— Путешествовать очень люблю. Мы недавно были в Барселоне. Я-то там был четвертый раз, но супруга не была — так мы очень хорошо провели время.

Какие туристические программы предпочитаете: широко разрекламированные или малоизвестные? Может, придумываете свои маршруты, посещаете неизвестные музеи и выставки?

— Все зависит от настроения. Есть какие-то реликтовые места, которые хочется повидать. Условно говоря, смотрел на любимую открытку с видом Венеции и мечтал ее посетить. Я, кстати, в Венеции был трижды и трижды попадал в проливной дождь. Поэтому для меня Венеция — это что-то очень мокрое. А иногда хочется заехать в какую-нибудь экзотическую деревушку и узнать что-то новое. Вообще люблю ездить за рубеж, потому что мне нравится смотреть, как люди живут. Какие они, другие или нет, есть ли у них хвосты, уши, шерсть. (Улыбается.) Или они такие же, как мы.

А какая из последних поездок поразила вас, перевернула ваше представление о стране или о людях?

— Не зря я вспомнил Испанию. Дело в том, что на протяжении долгих лет жизни у меня было внутреннее убеждение, что я или мои предки откуда-то оттуда, из Испании. Мне близок темперамент этих людей — такой сдержанный, скрытый. Мне нравится их музыка, их искусство, литература. И как-то вот так складывалось, что я никак не мог попасть в Испанию. Я был почти во всей Европе и не попадал в Ilya _noyabrev _20Испанию. И вдруг я попал в Испанию! Я объездил ее всю, за исключением Мадрида. Даже был на севере, в Сантьяго-де- Компостела — третьей по рангу христианской святыне после Иерусалима и Ватикана. Туда совершают паломничества. И, конечно, меня поразила Испания, потому что она была не такой, как я ее себе представлял. Для меня было загадкой, как эти вроде простые, неброские люди так рисуют, почему они так думают. Как-то странно было, но интересно.

Рюмка водки на столе…

Как обычно проводите новогодние праздники? Может, есть какая-то семейная традиция?

— Есть простая семейная традиция — салат «Оливье» и рюмка водки. (Смеется.) А в последнее время, особенно с появлением Софии, собираемся дома. У моей супруги много родных, поэтому, когда все собираются, это уже как минимум 15 человек плюс дети. Всегда шумно, весело. Дедушки с бабушками всегда ритуально к этому готовятся: большая елка, все украшается, все сверкает, пионерско-комсомольский задор и очень весело. (Смеется.) Поэтому, если я уезжал в новогоднюю ночь работать, все горевали.

А желания загадываете в эту ночь?

— Конечно. Записываем на листочке, поджигаем и выпиваем с шампанским этот пепел.

Сбываются желания?

— Наверное, все живы и счастливы. (Улыбается.) Надо загадывать скромно — тогда сбудется.

Врезки

Пожелания читателям «Арт-Мозаики».

— Читателям «Арт-Мозаики» желаю читать, не забывать, что есть буквы не только на рекламных щитах, но и заглядывать в книжки. Я убежден, что человек не может это бросить. Книга — одно из величайших изобретений человечества, которым оно может гордиться. Меня с детства завораживали книги.

 
 

Автор: Лада ТЭСФАЙЕ

Невероятная правда о Григории Решетнике

В жизни очень важно заниматься любимым делом, тем, что приносит не только деньги, но и радость, удовольствие. Первый шаг, который нужно сделать на этом пути, — выявить в себе талант, заложенный природой, а затем постепенно развивать его. Именно так поступил в свое время наш сегодняшний герой. Успешный ведущий и диктор украинского телевидения Григорий Решетник обладает необыкновенно красивым, бархатистым тембром голоса. Однако добиться успеха ему помогли не только природные данные, но и целеустремленность, огромный труд и, конечно же, вера в свои силы.

Мой первый салон красоты

«Вдруг из маминой из спальни… выбегает…» Не Мойдодыр, конечно, но что-то страшное, размалеванное и взлохмаченное. Через минуту вы, конечно же, узнаете в этом папуасе любимую дочурку, намазанную с ног до головы вашим тональником и вечерней бордовой помадой. Когда такие ситуации начинают повторяться, мама приходит к выводу: пора обеспечить ребенка собственным запасом косметических средств.

Джордж Клуни вновь готов покорять женские сердца

Актер расстался со своей подругой Стейси Кейблер.

Катя Лель: мармеладное настроение

Сегодняшнее интервью хочется начать словами из известной песни: « И улыбка, без сомнения, вдруг коснется ваших глаз, и хорошее настроение не покинет больше вас…» Существуют целые лаборатории, занимающиеся исследованием такой эмоции, как смех. Светила науки доказывают необходимость улыбаться, ведь это не только украшает человека, но и помогает справляться со стрессами и продлевает молодость.

Всем людям свойственно ошибаться. Представительницы прекрасного пола верят в любовь до гроба и в то, что абсолютно все отношения должны заканчиваться хеппи-эндом. (Помните анекдот, будто женщины, смотря порнофильм, полагают, что в конце все поженятся?) Мужчины над такой наивностью посмеиваются. Но сами-то?..

Мозаика

 
Арт-мозаика

© 2011-2017 "АртМозаика". Все права защищены.

Копирование, публикация, распространение материалов сайта разрешается с письменного разрешения редакции.