Logo art-mozaika
Группа в контакте Группа facebook

Интервью 

Наношахматы Анатолия Карпова

Наношахматы Анатолия Карпова

15 октября 2012 г.


Об Анатолии Карпове — 12-м чемпионе мира по шахматам — написано уже, наверное, все. Да что там говорить, об этом выдающемся человек давно слагают легенды! За великим противостоянием двух гроссмейстеров, «двух К» — Карпова и Каспарова, затаив дыхание, следил весь мир. Сегодня, отойдя от шахматных дел, Анатолий Евгеньевич ведет активную общественно-политическую жизнь.

Несмотря на то что рабочий график Анатолия Карпова расписан буквально по минутам, он уделил нашему разговору целых полтора часа. А это, поверьте, дорогого стоит.

Пришел, увидел, победил!

Анатолий Евгеньевич, расскажите нашим читателям, каким было ваше детство.

— Я родился на Урале, в городе Златоусте. Городок небольшой, но со славной историей. Именно там горный инженер Павел Аносов изобрел легендарный булат, который помог России победить Оттоманскую империю на Черном море. Рос я в простой семье. Мой отец работал на станкостроительном заводе, мама была экономистом. У меня есть сестра, которая старше меня на пять лет. В первые годы после моего рождения было, конечно, сложно. Это было послевоенное время. Тем более что я рос болезненным мальчиком, и мама, естественно, тогда не работала и вынуждена была заниматься только сестрой и мной. Но отец быстро продвигался по служебной лестнице и уже в 59-м стал заместителем главного инженера крупного завода. Да и вообще жизнь в стране улучшилась. 

А шахматами я увлекся довольно рано. Отец играл со своими приятелями, а я наблюдал за их игрой. Научился правилам где-то в четыре с половиной года. Причем освоил их практически самостоятельно, поскольку родители считали, что шахматы будут для детского восприятия сложны. По счастливой случайности в нашем дворе организовалась группа ребят — одноклассников моей сестры, которые тоже приобщились к шахматам. Три раза в неделю мы посещали шахматный клуб при металлургическом заводе. Я рано стал общаться со взрослыми, причем в свой коллектив приняли они меня легко. А в девять лет я уже стал чемпионом города среди взрослых, возглавив команду завода. С этой командой мы объехали весь Южный Урал.

Наверное, учеба вам легко давалась?

— Да, школа мне давалась легко. Как я уже говорил, я рос болезненным мальчиком, так что где-то треть школьного периода я проболел, а треть —играл в шахматы. Но мне достаточно было после двух недель пропуска пару дней в школе — и я по всем предметам программу догонял. Наше семейство тогда переехало в Тулу, отец работал главным инженером на оборонном заводе. Там я окончил с золотой медалью физико-математическую школу. К тому времени я уже стал самым молодым мастером спорта по шахматам в Советском Союзе (в 14 лет). После школы я поступил на мехмат в МГУ, причем решение это пришло спонтанно. Я досрочно сдал выпускные экзамены в школе и уехал на матч сборной СССР с командой Югославии в Сочи. Вернулся 27 июня 68-го года. Отец спросил: «Куда ты поступать надумал?» — Karpov 300«Попробую в университет». Так и поехал без подготовки. И поступил. Но поскольку моим тренером к тому времени стал Семен Абрамович Фурман, который жил в Ленинграде, я перевелся в ЛГУ, на экономический факультет. И нисколько об этом не жалею. Экономическое образование дало мне широту понимания многих вопросов, учитывая мои активные передвижения по миру.

Чему вас научил Фурман?

— С Фурманом мы работали очень активно. Когда я не участвовал в соревнованиях, мы встречались два раза в неделю и работали по несколько часов. У тренера по шахматам в отличие от тренеров по другим видам спорта несколько иные задачи. В шахматах это больше спарринг-партнер. Фурман, ровесник моей мамы, стал в шахматах моим отцом. У нас были замечательные отношения. Он был очень скромный человек, немного замкнутый. Причем на годы нашего сотрудничества пришлись самые высокие результаты у самого Фурмана. А в 75-м мы выступали вместе на международном турнире в Портороже и Любляне, где я занял первое место. Мне даже сказали, что Фурман конкурировал со мной за первое место, но в конечном счете занял третье.

Магия цифр

Бытует мнение, что гении немного не от мира сего. Тот же Виктор Корчной: часто его преимущество носило не столько «шахматный», сколько психологический характер. Плюс все эти разговоры, что его чуть ли не облучали…

— Вы понимаете, поскольку шахматисты все время на виду, под всевидящим оком журналистов, то любая «странность» тут же появляется на страницах газет. По моему опыту человек, который является личностью, априори человек необычный. Для кого-то это странно, для кого-то норма. Но если взять исключение, то Корчной — да, он исключение из общего правила. Наверное, где-то Каспаров. Например, Ботвиннику легче было играть с человеком, с которым у него плохие отношения. Я попал в его шахматную школу в 12 лет. У нас разница в возрасте была ровно 40 лет. Кстати, мало кто обращает внимание на то, что ХХ век дал чемпионов мира, начиная от Макса Эйве, который родился в 1901 году,до Майи Чибурданидзе, которая родилась в 61-м. То есть на каждую единицу каждого десятка приходился великий шахматист: Ботвинник родился в 1911 году, Смыслов — в 21-м, Корчной — в 31-м, а я — в 51-м. Нам никого не дали лишь 71-й и 81-й годы. 

Возвращаясь к Корчному. Он тоже, как Ботвинник, должен был быть уверен внутри себя, что он превосходит соперника. Причем доминировать не только на шахматной доске. А по поводу того скандала с облучением... Ну кто стал бы заниматься облучением Корчного? Сначала выдумали версию с отравлением полонием, потом Корчной придумал, что его облучали. В те времена не думали об этом. Если бы Корчной представлял такую угрозу… Ну, уехал, да. Неприятно. Но мне хватало силы самому его победить.

А вам, кстати, не предлагали остаться жить на Западе?

— Мне в этом плане повезло. Я не был объектом каких-то интриг. Один раз только, по-моему, на шахматной Олимпиаде в Ницце, мне как-то очень аккуратно сказали: «Вот вы уже почти чемпион, может, вам было бы интересно жить за границей?» Но я об этом никогда не думал, хотя, конечно, возможности были. Я не вижу себя за пределами России. Здесь моя семья, мои друзья. В 66-м году, будучи еще школьником, я выезжал со сборной командой в Швецию. Тогда, в 15 лет, это был первый выезд, тем более в капстрану. Перед выездом в ЦК партии ведущий инструктор проводил со мной беседу. Его фамилия была Виноградов, и от него зависело, подпишут ли мне выездные документы. Это было явление необычное, я ведь не мог в силу возраста быть членом партии. И одного этого общения оказалось достаточно — больше меня в отдел выездов никогда не приглашали. А ездил я очень много, по четыре-пять месяцев проводил за пределами страны. 

Но все же в немилось вы попали после тайных переговоров с Фишером в 76-м…

— Фишер вообще особняком стоит. Это очень яркая и очень сложная фигура. Он рос без отца, рано утвердился в жизни. Будучи евреем по рождению, он со временем стал ярым антисемитом, поскольку америкашки, гады такие, поддерживали Самуэля 378484030Решевского — ортодоксального еврея... Мы встретились в Токио, когда я возвращался в Москву с соревнований, которые проходили в Филиппинах. Неофициальные переговоры начались 26 июля, в семь вечера. Я это точно помню, потому что в тот же день и в этот же час, учитывая разницу во времени, Корчной в Амстердаме пошел в полицейский участок и попросил политического убежища. Невероятное совпадение! Мне нужно было понять, насколько Фишер серьезно настроен. В итоге мы договорились объявить о том, что возможность проведения матча сохраняется. Но получилось «хуже не придумаешь». Мы поужинали, гуляли по вечернему городу. Председатель Шахматной федерации Японии Мацумото предложил сфотографироваться на память. Фишер при всей своей нелюбви к журналистам, всеобщему вниманию как-то неожиданно согласился; на свою беду, согласился и я.

Я прилетел в Москву и решил отложить решение этого вопроса на несколько дней. Все высшее руководство было в отпуске, а я хотел пробиться если не к Брежневу, то хотя бы к Суслову. И тут меня вызвали в обком партии к замминистру спорта Ионину. Он мне говорит, что «Франс Пресс» опубликовало информацию о нашей встрече с Фишером. Я думаю, что это Мацумото продал наше фото. В итоге для меня получился самый худший вариант. Конечно, проблемы у меня огромные возникли. Через 10 дней я должен был лететь на турнир в Испанию. И с Фишером мы договорились продолжить переговоры там при условии, что я узнаю официальную позицию властей. Министр спорта Павлов мне сказал, что я очень рассердил руководство, что им такие риски не нужны, мол, я чуть ли не в сговоре с американцами и решил продать шахматную корону. В общем, они против. Павлову я сказал о нашей запланированной встрече с Фишером в Испании уже без надежды, что меня выпустят. Но меня выпустили при условии, что с Фишером не буду подписывать никаких официальных соглашений. С Фишером мы встретились. К ноябрю я все-таки получил от руководства негласное «добро» на проведение матча. Но к тому времени я понял, что у Фишера не было внутренней уверенности… Еще раз мы встретились через год в Америке. У нас уже был образец соглашения, ручки в руках. Но в последний момент он таки отказался...

30 лет цейтнота

Матч за звание чемпиона мира — это колоссальная нагрузка! А если еще и отложенные партии… Как вы все это выдерживали?

— Наверное, выносливость уральская у меня. Хотя, как я уже говорил, в детстве я не отличался хорошим здоровьем, но в последние 50 лет я всего пару раз в больнице лежал, и то короткий промежуток времени. Все время занимался физподготовкой, плавал, лыжи, теннис большой. 

Приходилось ли вам полагаться исключительно на свою интуицию, находясь в цейтноте?

— У шахматистов интуиция присутствует практически всегда. Конечно, есть шахматисты, которые полагаются только на расчет вариантов. Но у всех чемпионов мира интуиция на очень высоком уровне, и без нее не то что стать чемпионом, но и даже близко подойти практически невозможно.Car _Anatoliy _KarpovА бывало такое, что от вида шахмат вам становилось тошно?

— Знаете, нет. Когда я стал чемпионом мира (а у меня запас энергии был огромный, колоссальная подготовка проведена), я принял решение активно участвовать в соревнованиях. Бывали редко такие ощущения, но дней за десять уходили. Я никогда не позволял себе долго праздновать победы, отдыхать. С момента, когда я начал играть те затяжные матчи с Каспаровым, с 1984 года, больше недели я вообще не отдыхал. И так 30 лет. До сих пор не позволяю себе расслабляться. 

Анатолий Евгеньевич, какие качества вам удалось развить благодаря шахматам?

— Выносливость. Поправил здоровье. Шахматы — это огромная нагрузка. Причем не только психологическая, но и физическая. Многие шахматисты теряют в весе, что со стороны кажется нонсенсом. Умственная деятельность требует огромных затрат энергии. Понятно, что шахматы укрепляют память, учат принимать решение, отстоять его, обработать информацию, поскольку шахматная партия — это борьба двух позиций, двух личностей. Это и работа в неожиданных ситуациях: нужно уметь собраться, не поддаться панике. Все эти качества пригодятся в жизни — именно с этой позиции я пропагандирую шахматы в школах. Во многих странах мира шахматы входят в школьную программу. В Америке, например, комбинированная система: можно посещать уроки в школах, а можно — по Интернету. У меня есть частная школа в Канзасе, созданная еще в 1999 году, в которой каждый житель США может получать уроки по Интернету. Недавно я встречался с президентом Чили и тоже получил поддержку в вопросе введения шахмат в местных школах. В России такая работа идет повсеместно. 

Искусственный интеллект

Какой совет вы можете дать начинающим шахматистам?

— Очень хорошо, если есть приятель, который играет в шахматы. Но еще нужно понимать, что это серьезное увлечение, серьезная работа, а не только удовольствие. 

Def 9e 580be _162626Сегодня популярность этого вид спорта резко снизилась, шахматные турниры практически исчезли с телеэкрана. Как вы считаете, почему так происходит?

— Может быть, нет ярких личностей, которые были раньше, таких как Морфи, Ласкер, Капабланка, Алехин, Ботвинник, Таль, Спасский… Сейчас как-то все помельчало. И где-то шахматисты сами виноваты, потому что не уделяют внимание популяризации шахмат. На международных соревнованиях нужно вводить обязательным условием общение с прессой, шахматным федерациям необходимо выработать программу контактов с телевидением — нужно интересно подавать материал. Я уверен, что есть талантливые люди, которые могли бы это сделать. Тем более что потребность в этом будет, ведь массовость повышается за счет того, что шахматы пошли в школы. И хотя публичный интерес к ним упал, людей, которые играют, знают правила, я думаю, не меньше, чем в мои годы. 

По вашему мнению, как сказалось внедрение в шахматы компьютерных технологий?

— Нет более логичного занятия по Интернету, чем игра в шахматы. В год играют около 400 миллионов партий! С другой стороны, мы вынуждены были отказаться от отложенных партий, что привело к снижению уровня шахматистов, качества партий. Так что ситуация сложилась двоякая.

 

Раскажите о турнире на Кубок Карпова.

 — Это замечательный турнир, который проводится в российской глубинке. Он уже поднялся до высокого уровня. Я, естественно, принимаю в этом непосредственное участие. Хотя на первых порах пришлось привлекать известных шахматистов (благо ко мне в шахматном мире полное доверие). Сначала было какое-то недоверие: а где это вообще, там медведи ходят, туда добраться-то можно? Турнир действительно организован с душой, и уже очередь устраивается из желающих. Так что есть возможность выбрать лучших. Это настоящий центр шахматного интереса. 

Хочешь изменить мир?

Вы активно занимаетесь общественно-политической деятельностью, одно из направлений которой — благотворительность. К сожалению, далеко не все обеспеченные, успешные люди готовы жертвовать свои «кровно заработанные». Что сподвигло на это вас?

— У меня это произошло в жизни само собой. С малых лет я был объектом всеобщего внимания, меня всегда просили выступить то на предприятии, то на конференциях. Это всегда было частью моей жизни. Сейчас, мне кажется, средний интеллектуальный уровень людей не очень высок. И это благополучие фининсовое, если говорить откровенно, было у людей преступного мира, и говорить о меценатстве там было бессмысленно. Но сегодня ситуация немного меняется. В мире меценатство находит большой позитивный отклик в обществе. Например, мои приятели, живущие в Берлине, причем люди не самые богатые, социально активные люди. Мы должны понимать, что, помогая другим, мы улучшаем качество жизни в стране, в которой живем. И мне кажется, что у нас, в России, бизнес-круги еще этого до конца не понимают. Но я уверен, оно рано или поздно придет.

Кроме того, вы давно занимаетесь вопросами экологии на государственном уровне. А что, по вашему мнению, может сделать каждый человек для того, чтобы мир вокруг нас стал в буквальном смысле чище? 

— До последнего времени экология у нас была на последнем месте, однако сейчас это понимание приходит, причем на государственном уровне. Но каждый человек может решать эту проблему, привлекая к ней свое личное окружение. Бережное отношение к природе должно воспитываться с детских лет: какие-то уроки проводить уже в старших группах в детских садах, школах. Совсем недавно у нас прошли акции в рамках программы «Сделаем вместе» по уборке парков, скверов, водоемов. В акции участвовали около 100 тысяч человек. И это немало!Picture

Держи марку!

Анатолий Евгеньевич, интересуетесь ли вы другими видами спорта?

— С удовольствием смотрю матчи чемпионата мира по футболу. Конечно, меня покорили наши волейболисты в Лондоне в матче с Бразилией. Это был настоящий подвиг. Раньше активно болел за хоккейный клуб ЦСКА. 

Вы известный филателист, ваша коллекция марок оценивается в миллионы евро. Как возникло ваше хобби и как осуществляется поиск редких экземпляров?

— Это увлечение пришло давным-давно. Со временем я понял, что очень мало занятий, которые могут меня отвлечь от шахмат. На матчи я брал с собой альбомы с марками, занимался ими в свободное время. Постепенно коллекция увеличивалась. Став гроссмейстером, я получил и материальные возможности, поэтому с годами моя коллекция превратилась в одну из лучших в мире. Я коллекционирую не только марки, но и знания о них — это для меня имеет главное значение.

Ваши дети — 13-летняя Сонечка и старший сын Анатолий — играют в шахматы?

— Да, в шахматы их научили играть. Причем это не моя заслуга, а дедов. Но в турнирах они не принимают участия, поэтому я не могу сказать, что они увлечены шахматами.

Кстати, а как вы относитесь к женским шахматам? 

— Женские шахматы уже давно получили признание, все больше девушек и женщин в них играет. Конечно, у женщин меньше возможности этим заниматься. Но, тем не менее, лучшие представительницы шахмат играют в мужских соревнованиях. При том, что у них существуют свои турниры. Поэтому у женщин в шахматах даже больше возможностей, чем у мужчин. 

Какие советы в процессе воспитания вы даете дочери? Балуете ее?

— Процессом воспитания, конечно, больше занимается моя жена. Конечно, мы стремимся ее не баловать. Мне кажется, она растет толковым человеком. Она очень принципаильная и настойчивая. Чем она будет заниматься по жизни, пока трудно сказать. Мне кажется, по складу она больше гуманитарий. Но базовые знания в точных науках, конечно, нужно получить, чтобы потом можно было выразиться в том направлении, которое она выберет.

Ваша жизнь богата событиями, вы прошли испытание славой и деньгами, пережили подлость и предательство… Вы умеете прощать? 

— Вы знаете, я зла долго не держу.Но если люди меняподводят, я стараюсь больше с ними не общаться. Для себя я уроки узвлекаю. Мне кажется, что порядочность в человеческих отношениях — это одно из главных качеств. А в целом где-то случаются неприятности, которых мог бы избежать. Но нельзя по любому поводу всех и вся винить. Нужно уметь прощать.

А что вы не приемлете в людях?

—Очень тяжело к вранью отношусь. Особенно когда человек врет и при этом знает, что тебе известна истинная картина. Это меня буквально с пол-оборота выводит из себя.

Блиц-опрос

Любимая фигура?

— Нет такой.

Цитата о шахматах?

— Самая оригинальная одного из крупнейших шахматистов и теоретиков шахмат Зигберта Тарраша: «Угроза сильнее ее исполнения».

Ваш любимый ход?

— Нет такого. 

Самый сложный матч?

— Все матчи на первенство мира были очень сложными.

Самый неудобный соперник?

— Я сам.

Интересно

  • Анатолий Евгеньевич Карпов — 12-й чемпион мира по шахматам. В 1970 году стал самым молодым международным гроссмейстером. По количеству побед во всемирных соревнованиях является абсолютным рекордсменом в истории этой игры.
  • Титул чемпиона мира Карпов подтвердил дважды — в 1978 и 1981 годах, и лишь в 1985-м был побежден Гарри Каспаровым. Гроссмейстеры «скрещивали оружие» пять раз, причем последний их поединок является самым длительным за всю историю шахмат.
  • Анатолий Евгеньевич — депутат Государственной Думы Российской Федерации, член комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии.
  • Автор 59 книг, сборников и учебников, переведенных на многие языки мира. Шахматные школы Анатолия Карпова открыты по всемумиру.
 
 

Автор: Елена СЕКИШОВА

Дастин Хоффман излечился от рака

Сейчас актер проходит профилактическое лечение.

Мистические расследования Сергея Пономаренко

Хотите узнать, какие тайны скрывает ночь? О чем шепчет ковыль на покрытых пылью времен скифских курганах? Тогда добро пожаловать в мистическую страну писателя Сергея Пономаренко!

Лева «Би-2»: жизнь сначала

«Шоу начиналось с того, что на сцену вытаскивали гроб, и я вылезал оттуда в прострелянной рубашке», - описывает свои первые творческие победы музыкант Лева, в один прекрасный день сколотивший с другом Шурой группу «Би-2». С тех пор простые белорусские парни успели перевоплотиться в рок-звезд, прибавив в годах, но не потеряв в энтузиазме.

Макс Барских представит новый сингл ПО ФРЕЙДУ на премии YUNA

С шоу VARDA «Богиня» поклонники творчества артистки VARDA смогут окунуться в мир бурлеска, который прежде видели только с телеэкранов.

Мозаика

 
Арт-мозаика

© 2011-2018 "АртМозаика". Все права защищены.

Копирование, публикация, распространение материалов сайта разрешается с письменного разрешения редакции.