Logo art-mozaika
Группа в контакте Группа facebook

Интервью 

Трансформация реальности Ильи Носкова

Трансформация реальности Ильи Носкова

6 августа 2012 г.


Сейчас за плечами Ильи Носкова уже десяток блестяще сыгранных главных ролей. Одна из последних работ - сериал «Женский доктор», сюжет которого разворачивается вокруг харизматичного врача Романа Широкова. Внимательный и чуткий акушер в исполнении Ильи Носкова помогает младенцам появиться на свет и спасает жизни рожениц, вовремя поставив правильный диагноз. В процессе нашего общения выяснилось, что Илья очень похож на своего героя: так же предан работе и такой же харизматичный и решительный.

Один не дома

Илья, ваша история поступления в театральный, пожалуй, одна из самых необычных. Как получилось, что 15-летний школьник выдержал экзамены в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства?

- У меня брат там учился, а я приехал к нему в гости. И меня потрясла энергетика и харизма города. В нем столько и красоты, и величия, и боли, и силы… Наверное, нет в мире ни одного города, который бы выдержал 900 дней блокады. Я влюбился в Петербург и решил поступать. Когда прошел все творческие туры, поступил, но тут выяснилось, что у меня нет аттестата и даже паспорта. Поначалу в приемной комиссии сказали, чтобы не морочил голову, тут сотни поступающих, но в итоге я остался на год вольным слушателем и параллельно оканчивал последний класс в вечерней школе. В институте посещал все, что мог, в свободное от уроков время. Год пролетел, и мне пришлось сдавать выпускные экзамены в школе вместе с экзаменами за первый курс. Получил аттестат и сразу был зачислен на второй курс.

Md _portretВместе с братом и учились?

- Первый год моей петербуржской жизни жил вместе с ним в общежитии, но потом Андрей решил попробовать свои силы в Москве и уехал. Так я остался один в большом городе. Поначалу взрослая жизнь давалась тяжело, хотя родители и брат меня поддерживали. Потом начал понемногу сам зарабатывать: распространял газеты, клеил объявления, грузчиком подрабатывал. Потом пошел в Александринский театр.

По принципу магнита

Александрийский театр сыграл в вашей жизни важную роль. На его сцене состоялась премьера вашего моноспектакля «Ветеръ» по поэме Блока «Двенадцать» и повести Пушкина «Медный всадник». Как родилась мысль объединить два произведения?

- Первые мысли о спектакле возникли в 1995 году. Я учился тогда на третьем курсе, и до поступления на службу в Александрийский театр оставалось еще два года. Я уже говорил о своей любви к Петербургу - эта любовь и стала основным мотивом создания спектакля «Ветеръ». Сначала я работал только с «Медным всадником», читал много книг о Петербурге и Петре I. Тогда же, как говорил мой учитель и режиссер спектакля Юрий Васильев, был создан и «институт» вокруг спектакля. Мы старались разгадать Пушкина, читали его дневники и произведения, написанные в 1883 году. Даже интересовались рукописью, которую Александр Сергеевич отдал на цензуру царю (он был личным цензором поэта). А Блок возник чуть позже как личность из другой эпохи, личность мощная, противоречивая, остро чувствующая жизнь и перемены. Соединив «Двенадцать» и «Медного всадника», мы получили совершенно новое произведение, охватывающее три столетия питерской истории. Премьера моноспектакля «Ветеръ» состоялась в 2001 году. С тех пор прошло немало лет, спектакль был сыгран более 50 раз. За это время я менялся (ведь моноспектакль - это когда один человек на сцене), вместе со мной менялись и нюансы. Не было ни одного одинакового спектакля. Несколько раз я играл «Ветеръ» с температурой под 40 градусов. Но даже в такие моменты смыслы, заложенные в постановке, оставались неизменны: проблемы личности, государства, смысл жизни человека - кто я, чем дышу, каково мое место в Петербурге, зачем…

Как так получилось, что премьера моноспектакля «Ветеръ» совпала с утверждением вас на роль Эраста Фандорина в «Азазели»?

- Я просто верю, что мысли материальны. Надо сначала захотеть, а потом всячески стремиться к своей цели. У меня так с фильмом «Азазель» и получилось. Представьте: я молодой актер, ролей не дают, в Александринском получилось, что я просто числился. На каком-то этапе я даже стал думать о том, чтобы пойти в армию, надоело, что никто не обращает внимания на меня талантливого и замечательного. (Смеется.) Тогда-то и возникла мысль сделать «Ветеръ». И я взялся за работу, а параллельно ездил на всякие пробы. 10 февраля состоялась премьера, и я смог показать, что могу как актер. А осенью начались пробы на Фандорина. Кастинг-директор из Москвы вспомнила, что есть такой парень. Народу на пробы пришло много, но с каждым разом становилось все меньше (наверное, раза четыре ездил), а к концу осталось только пять человек. Все это время я работал над своим спектаклем. И во время второго показа мне позвонили и сказали, что режиссер «Азазели» Александр Адабашьян и писатель Борис Акунин утвердили меня на главную роль. Это все случилось на подъеме, когда горел своей творческой работой. Это и есть то внутреннее горение, которое присутствовало в наших советских актерах, та внутренняя работа, внутреннее репетирование, когда ты фактически дышишь этим. И это не дает тебе затухнуть как актеру, как личности. Я считаю, что одна работа притянула другую.

PR20120505121428Украинский доктор Хаус

Вы не раз признавались, что роль Фандорина в «Азазели» стала своего рода трамплином в мир кино. Какие еще работы являются для вас значимыми?

- Да, на съемках фильма «Азазель» я прошел хорошую школу, такую, что на всю жизнь. Я слушал режиссера фильма Александра Адабашьяна и замечательного оператора-постановщика Павла Лебешева. Они помогали, вдохновляли и направляли меня. Открытием для меня стал режиссер и актер Владимир Шевельков  - удивительный человек и великолепный мастер. Для меня он Режиссер - с большой буквы. У него я снялся в двух работах: «Женские мечты о дальних странах» и «На край света», и сейчас он меня в третий раз зовет. Отдельное спасибо Антону Сиверсу: он мне дал отрицательную роль в сериале «Счастливый» по книге Мопассана «Милый друг», только действие происходит в наши дни. Пока это единственная моя отрицательная роль. Спасибо, что Антон увидел и предложил попробовать и такую грань. И получилось. Мне вообще хочется сыграть что-то отрицательное, потому как во мне видят положительного персонажа. А хочется разного, чтобы амплитуда была. Также значимыми для меня проектами стали «Московская сага» Дмитрия Барщевского и «Короткое дыхание» Михаила Барканова. Это было какое-то взросление.

Насколько интересно было играть в «Женском докторе»? Вы признавались, что являетесь поклонником сериала «Доктор Хаус». Что-то взяли для себя от Хью Лори?

- Игра Хью Лори меня вдохновила. Хотелось создать такой образ - гениального врача, зацикленного на спасении пациентов. И когда мне показали сценарий «Женского доктора», я согласился. По сюжету мой герой сам потерял жену и ребенка и теперь, перебравшись из столицы в небольшой провинциальный городок, зациклен на спасении всех и вся. В сценарии «Женского доктора» не было прописано, каким должен быть главный герой. Никто не знал, каким получится наш Роман Широков. Просто взяли актера Носкова, и поэтому образ получился именно таким. А взяли бы на эту роль другого актера, и доктор Широков был бы иным. Но в целом, судя по отзывам, все получилось. Мне много пишут. И те, кто родил, и те, кто только собирается. Пишут даже врачи, что особенно приятно. Добрые отзывы приходят - значит, получилось. В такие моменты понимаешь, что не зря работаешь. Безусловно, доктор Широков немного сказочный персонаж, идеализированный. Но почему бы нет? Уверен, есть хорошие врачи, хорошие люди - их только надо искать. Ведь хороший человек, мне так кажется, не выпячивает свои добрые дела. Помогает и помогает себе, живет своей жизнью, обычной, неприметной. Мне кажется, что таким и получился мой доктор Широков.

Noskov -Ilya _thumbРеанимация харизмы

В одном из своих интервью вы признались, что к рождению своих детей готовились серьезно: читали литературу, посещали курсы будущих родителей. Личный опыт оказался полезным на съемочной площадке?

- Съемки - это вообще другой процесс, и отношение к нему совершенно иное. Когда у тебя по графику съемки восьми родов в день и при этом никто толком не знает, как это снимать, тут личный опыт не поможет. И мне нравится «Доктор Хаус» тем, что наши американские коллеги смогли придумать какие-то бытовые вещи, обыграли это наряду с медицинской темой и сняли. У нас все это происходило совсем иначе, поэтому приходилось применять какую-то органику, а не личный опыт. Помогали, скорее, люди - акушеры, которые находились на съемочной площадке и консультировали. Они читали текст сценария и говорили: «Нет, акушеры так не говорят». У врачей же есть свой сленг. Они помогали своим присутствием, харизмой и учили бросаться медицинскими терминами. У врачей же это получается легко и ненавязчиво, они каждый день это делают. Консультанты, можно сказать, вдыхали в нас докторскую харизму. Я слушал их, пропускал сказанное через себя и, полагаясь на свое актерское мастерство, выдавал результат. К тому же времени было мало, а с ним - и пространства, воздуха, когда ты можешь остановиться и подумать, как еще это можно сделать. На съемочной площадке приходилось только выдавать результат ежесекундно, поскольку снимали полезного времени 20 минут в день. Это очень много. Благо режиссеры были хорошие. Вот с ними и приходилось выруливать.

Не поверю, что совсем-совсем не готовились к съемкам…

- Конечно, узнав, что буду играть в «Женском докторе», залез в Интернет, что-то там почитал, посмотрел. Но большую часть работы пришлось делать уже на площадке.

Есть ли роли, которые хочется сыграть?

- Конечно. В кино хочется сыграть молодого Петра I, который строит Петербург. Это, можно сказать, заветная мечта. В театре хочу сыграть Ермолая Лопахина из пьесы Антона Павловича Чехова «Вишневый сад» и Парфена Рогожина из романа Федора Михайловича Достоевского «Идиот». Была еще мечта сыграть Паратова Сергея Сергеевича из пьесы Александра Николаевича Островского «Бесприданница». И знаете, мысли материальны. Я сейчас перешел в Театр сатиры на Васильевском. На весну они затеяли постановку «Бесприданницы» - меня распределили на роль Паратова. Сейчас репетирую. Мечты сбываются!

 
 

Родион Газманов: догнать и перегнать

В середине 80-х годов Родион Газманов по популярности едва не обошел своего отца - всем известного Олега Газманова. Уже в пять лет он собирал стадионы, а всенародно любимая песня «Люси» продавалась миллионными тиражами. Но после оглушительного успеха Родион ушел со сцены. Все это время молодой человек искал себя: получил блестящее образование, освоил несколько профессий, да и с музыкой, как оказалось, вовсе не попрощался.

На Дженнифер Энистон подали в суд

Именно такую сумму актриса отказалась платить строителям "из-за плохо выполненной работы".

Земфира: 10 лет спустя

На ее песнях выросло и стало мудрее поколение тех, кому 20 с хвостиком. Ее слушают взрослые дяди, которые в свое время покупали кассеты Шевчука и Кинчева. Слушают вместе со своими детьми. Пока она экспериментировала с музыкой, прической и наркотиками, ее ждали в Украине. Ждали 10 лет. Она появилась в тот момент, когда все уже устали ждать. Появилась, как и хотела, незаметно, из пустоты — без интервью и лишних предисловий. С новым альбомом.

Леди Гага выпустит "Артпоп"

Певица придумала название для своего нового альбома.

Группа «Алиби» — хороший пример того, как стоит относиться к работе. Без лишнего эпатажа, скандалов, грязи, гонки за славой и деньгами.

Мозаика

 
Арт-мозаика

© 2011-2018 "АртМозаика". Все права защищены.

Копирование, публикация, распространение материалов сайта разрешается с письменного разрешения редакции.