Logo art-mozaika
Группа в контакте Группа facebook

Интервью 

Трансформация реальности Ильи Носкова

Трансформация реальности Ильи Носкова

6 августа 2012 г.


Сейчас за плечами Ильи Носкова уже десяток блестяще сыгранных главных ролей. Одна из последних работ - сериал «Женский доктор», сюжет которого разворачивается вокруг харизматичного врача Романа Широкова. Внимательный и чуткий акушер в исполнении Ильи Носкова помогает младенцам появиться на свет и спасает жизни рожениц, вовремя поставив правильный диагноз. В процессе нашего общения выяснилось, что Илья очень похож на своего героя: так же предан работе и такой же харизматичный и решительный.

Один не дома

Илья, ваша история поступления в театральный, пожалуй, одна из самых необычных. Как получилось, что 15-летний школьник выдержал экзамены в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства?

- У меня брат там учился, а я приехал к нему в гости. И меня потрясла энергетика и харизма города. В нем столько и красоты, и величия, и боли, и силы… Наверное, нет в мире ни одного города, который бы выдержал 900 дней блокады. Я влюбился в Петербург и решил поступать. Когда прошел все творческие туры, поступил, но тут выяснилось, что у меня нет аттестата и даже паспорта. Поначалу в приемной комиссии сказали, чтобы не морочил голову, тут сотни поступающих, но в итоге я остался на год вольным слушателем и параллельно оканчивал последний класс в вечерней школе. В институте посещал все, что мог, в свободное от уроков время. Год пролетел, и мне пришлось сдавать выпускные экзамены в школе вместе с экзаменами за первый курс. Получил аттестат и сразу был зачислен на второй курс.

Md _portretВместе с братом и учились?

- Первый год моей петербуржской жизни жил вместе с ним в общежитии, но потом Андрей решил попробовать свои силы в Москве и уехал. Так я остался один в большом городе. Поначалу взрослая жизнь давалась тяжело, хотя родители и брат меня поддерживали. Потом начал понемногу сам зарабатывать: распространял газеты, клеил объявления, грузчиком подрабатывал. Потом пошел в Александринский театр.

По принципу магнита

Александрийский театр сыграл в вашей жизни важную роль. На его сцене состоялась премьера вашего моноспектакля «Ветеръ» по поэме Блока «Двенадцать» и повести Пушкина «Медный всадник». Как родилась мысль объединить два произведения?

- Первые мысли о спектакле возникли в 1995 году. Я учился тогда на третьем курсе, и до поступления на службу в Александрийский театр оставалось еще два года. Я уже говорил о своей любви к Петербургу - эта любовь и стала основным мотивом создания спектакля «Ветеръ». Сначала я работал только с «Медным всадником», читал много книг о Петербурге и Петре I. Тогда же, как говорил мой учитель и режиссер спектакля Юрий Васильев, был создан и «институт» вокруг спектакля. Мы старались разгадать Пушкина, читали его дневники и произведения, написанные в 1883 году. Даже интересовались рукописью, которую Александр Сергеевич отдал на цензуру царю (он был личным цензором поэта). А Блок возник чуть позже как личность из другой эпохи, личность мощная, противоречивая, остро чувствующая жизнь и перемены. Соединив «Двенадцать» и «Медного всадника», мы получили совершенно новое произведение, охватывающее три столетия питерской истории. Премьера моноспектакля «Ветеръ» состоялась в 2001 году. С тех пор прошло немало лет, спектакль был сыгран более 50 раз. За это время я менялся (ведь моноспектакль - это когда один человек на сцене), вместе со мной менялись и нюансы. Не было ни одного одинакового спектакля. Несколько раз я играл «Ветеръ» с температурой под 40 градусов. Но даже в такие моменты смыслы, заложенные в постановке, оставались неизменны: проблемы личности, государства, смысл жизни человека - кто я, чем дышу, каково мое место в Петербурге, зачем…

Как так получилось, что премьера моноспектакля «Ветеръ» совпала с утверждением вас на роль Эраста Фандорина в «Азазели»?

- Я просто верю, что мысли материальны. Надо сначала захотеть, а потом всячески стремиться к своей цели. У меня так с фильмом «Азазель» и получилось. Представьте: я молодой актер, ролей не дают, в Александринском получилось, что я просто числился. На каком-то этапе я даже стал думать о том, чтобы пойти в армию, надоело, что никто не обращает внимания на меня талантливого и замечательного. (Смеется.) Тогда-то и возникла мысль сделать «Ветеръ». И я взялся за работу, а параллельно ездил на всякие пробы. 10 февраля состоялась премьера, и я смог показать, что могу как актер. А осенью начались пробы на Фандорина. Кастинг-директор из Москвы вспомнила, что есть такой парень. Народу на пробы пришло много, но с каждым разом становилось все меньше (наверное, раза четыре ездил), а к концу осталось только пять человек. Все это время я работал над своим спектаклем. И во время второго показа мне позвонили и сказали, что режиссер «Азазели» Александр Адабашьян и писатель Борис Акунин утвердили меня на главную роль. Это все случилось на подъеме, когда горел своей творческой работой. Это и есть то внутреннее горение, которое присутствовало в наших советских актерах, та внутренняя работа, внутреннее репетирование, когда ты фактически дышишь этим. И это не дает тебе затухнуть как актеру, как личности. Я считаю, что одна работа притянула другую.

PR20120505121428Украинский доктор Хаус

Вы не раз признавались, что роль Фандорина в «Азазели» стала своего рода трамплином в мир кино. Какие еще работы являются для вас значимыми?

- Да, на съемках фильма «Азазель» я прошел хорошую школу, такую, что на всю жизнь. Я слушал режиссера фильма Александра Адабашьяна и замечательного оператора-постановщика Павла Лебешева. Они помогали, вдохновляли и направляли меня. Открытием для меня стал режиссер и актер Владимир Шевельков  - удивительный человек и великолепный мастер. Для меня он Режиссер - с большой буквы. У него я снялся в двух работах: «Женские мечты о дальних странах» и «На край света», и сейчас он меня в третий раз зовет. Отдельное спасибо Антону Сиверсу: он мне дал отрицательную роль в сериале «Счастливый» по книге Мопассана «Милый друг», только действие происходит в наши дни. Пока это единственная моя отрицательная роль. Спасибо, что Антон увидел и предложил попробовать и такую грань. И получилось. Мне вообще хочется сыграть что-то отрицательное, потому как во мне видят положительного персонажа. А хочется разного, чтобы амплитуда была. Также значимыми для меня проектами стали «Московская сага» Дмитрия Барщевского и «Короткое дыхание» Михаила Барканова. Это было какое-то взросление.

Насколько интересно было играть в «Женском докторе»? Вы признавались, что являетесь поклонником сериала «Доктор Хаус». Что-то взяли для себя от Хью Лори?

- Игра Хью Лори меня вдохновила. Хотелось создать такой образ - гениального врача, зацикленного на спасении пациентов. И когда мне показали сценарий «Женского доктора», я согласился. По сюжету мой герой сам потерял жену и ребенка и теперь, перебравшись из столицы в небольшой провинциальный городок, зациклен на спасении всех и вся. В сценарии «Женского доктора» не было прописано, каким должен быть главный герой. Никто не знал, каким получится наш Роман Широков. Просто взяли актера Носкова, и поэтому образ получился именно таким. А взяли бы на эту роль другого актера, и доктор Широков был бы иным. Но в целом, судя по отзывам, все получилось. Мне много пишут. И те, кто родил, и те, кто только собирается. Пишут даже врачи, что особенно приятно. Добрые отзывы приходят - значит, получилось. В такие моменты понимаешь, что не зря работаешь. Безусловно, доктор Широков немного сказочный персонаж, идеализированный. Но почему бы нет? Уверен, есть хорошие врачи, хорошие люди - их только надо искать. Ведь хороший человек, мне так кажется, не выпячивает свои добрые дела. Помогает и помогает себе, живет своей жизнью, обычной, неприметной. Мне кажется, что таким и получился мой доктор Широков.

Noskov -Ilya _thumbРеанимация харизмы

В одном из своих интервью вы признались, что к рождению своих детей готовились серьезно: читали литературу, посещали курсы будущих родителей. Личный опыт оказался полезным на съемочной площадке?

- Съемки - это вообще другой процесс, и отношение к нему совершенно иное. Когда у тебя по графику съемки восьми родов в день и при этом никто толком не знает, как это снимать, тут личный опыт не поможет. И мне нравится «Доктор Хаус» тем, что наши американские коллеги смогли придумать какие-то бытовые вещи, обыграли это наряду с медицинской темой и сняли. У нас все это происходило совсем иначе, поэтому приходилось применять какую-то органику, а не личный опыт. Помогали, скорее, люди - акушеры, которые находились на съемочной площадке и консультировали. Они читали текст сценария и говорили: «Нет, акушеры так не говорят». У врачей же есть свой сленг. Они помогали своим присутствием, харизмой и учили бросаться медицинскими терминами. У врачей же это получается легко и ненавязчиво, они каждый день это делают. Консультанты, можно сказать, вдыхали в нас докторскую харизму. Я слушал их, пропускал сказанное через себя и, полагаясь на свое актерское мастерство, выдавал результат. К тому же времени было мало, а с ним - и пространства, воздуха, когда ты можешь остановиться и подумать, как еще это можно сделать. На съемочной площадке приходилось только выдавать результат ежесекундно, поскольку снимали полезного времени 20 минут в день. Это очень много. Благо режиссеры были хорошие. Вот с ними и приходилось выруливать.

Не поверю, что совсем-совсем не готовились к съемкам…

- Конечно, узнав, что буду играть в «Женском докторе», залез в Интернет, что-то там почитал, посмотрел. Но большую часть работы пришлось делать уже на площадке.

Есть ли роли, которые хочется сыграть?

- Конечно. В кино хочется сыграть молодого Петра I, который строит Петербург. Это, можно сказать, заветная мечта. В театре хочу сыграть Ермолая Лопахина из пьесы Антона Павловича Чехова «Вишневый сад» и Парфена Рогожина из романа Федора Михайловича Достоевского «Идиот». Была еще мечта сыграть Паратова Сергея Сергеевича из пьесы Александра Николаевича Островского «Бесприданница». И знаете, мысли материальны. Я сейчас перешел в Театр сатиры на Васильевском. На весну они затеяли постановку «Бесприданницы» - меня распределили на роль Паратова. Сейчас репетирую. Мечты сбываются!

 
 

Ах, помада, как тебе я рада!

Губная помада в ее современном виде — карандаш в пенале — появилась в 20-х годах прошлого века и на протяжении всего этого времени оставалась и остается самым популярным средством декоративной косметики. Сегодня эта чудо-краска не только делает ярче внешность, но и заботится о губах, ведь, как правило, почти во всех современных средствах по уходу за этой частью лица присутствуют витаминные, питательные, увлажняющие добавки, жировые компоненты и УФ-фильтры. Но можно ли быть уверенной, что вреда губам любимое косметическое убранство не принесет, и какой должна быть качественная и идеальная для определенного типа внешности помада, читайте дальше.

Суперблондинка Оля Полякова ответит за все!

Накануне 14 февраля артистка раскроет все тайны.

Экскурсия в подсознание Татьяны Булановой

Интересно, но даже совсем юное поколение, музыкальные интересы которого заставляют иногда браться за голову поколение старшее, слушает ее песни. То ли родители хранят старые кассеты, то ли любят радио «ностальжи», а может, и вовсе все стены дома увешаны плакатами с ее изображением. Впрочем, это не так важно — главное, что нам удалось пообщаться с закрытой, но, как нам показалось, довольно честной исполнительницей некогда мегапопулярных «плаксивых» хитов Татьяной Булановой.

Диана Арбенина презентовала новое видео

В новой видеоработе певица выпустила своих демонов.

Мозаика

 
Арт-мозаика

© 2011-2019 "АртМозаика". Все права защищены.

Копирование, публикация, распространение материалов сайта разрешается с письменного разрешения редакции.